Уголовная ответственность за использование контрафактного ПО
Город:
+7 (499) 638-30-33
Полковая, д.3, стр. 2
пн-птн с 9.00 до 18.00
Отправьте заявку и получите скидку 3%!

Последние отзывы
о компании "1Капиталь"
  • 5

    Екатерина / 13.04.2017

    Очень благодарна за сотрудничество с вашей оценочной компанией. Работу делают профессионально и в срок. Надеемся и на дальнейшее сотрудничество. Спасибо за работу

  • 5

    Сергеев А.В. / 30.03.2017

    Результатом выполненных компанией работ удовлетворен полностью. Быстро, качественно, без какихлибо сложностей. Буду рекомендовать другим

  • 5

    Ким Н.В. / 29.03.2017

    Очень быстро, вежливо, доходчиво. Приятно сотрудничать.

Заказать услугу

Уголовная ответственность за использование контрафактного ПО

Незаконное пользование объектами авторского права квалифицируется как уголовное деяние и может наказываться очень строго. Рассмотрим пример судебного разбирательства преступления в сфере интеллектуального права, выразившегося в использовании без согласия правообладателя компьютерной программы. Дело № 1-432/2017 рассмотрено Промышленным районным судом Самары.

Обстоятельства преступления

Суд обвинил молодого человека Мотыгина В.В. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 146, ч. 1 ст. 273, п. «в» ч. 3 ст. 146, ч. 1 ст. 273 УК РФ. Установлено, что обвиняемый незаконно использовал объект авторского права, а именно программу для разработки инженерных проектов в целях установки на ПК за плату. Использование выразилось в покупке, хранении, транспортировке контрафактных экземпляров ПО для дальнейшей реализации в крупном размере.

Для продажи программы Мотыгин разместил объявление в Интернете, указав свой телефон. Ему позвонил некий П. и попросил установить софт на компьютер. Фактически права на программу принадлежат компании А, которая не давала разрешения распространять ее свободно.

Мотыгин ответил П. согласием. Затем он переписал на флэш-носитель купленные через Интернет для дальнейшей продажи две нелицензионные компьютерные программы. Согласно ч. 1 ст. 1259 ГК РФ, софт относится к объектам авторского права. Значит, он не может никем и ни в какой форме использоваться без позволения правообладателя.

После приобретения программы хранились некоторое время у Мотыгина, затем он их перевез в общежитие, зная, что они контрафактные и запрещенные для свободного распространения. Он установил ПО на компьютер П. Действия Мотыгина квалифицируются как преступные, так как он использовал результат чужой интеллектуальной деятельности для собственной выгоды без разрешения автора. Следовательно, умышленные действия Мотыгина стали причиной крупного материального ущерба компании А.

Также судом установлено, что Мотыгин совершил неправомерное распространение вредоносных программ, зная, что они нейтрализуют защиту компьютера.

П. по телефону попросил Мотыгина установить эти программы. На софт также не имелось разрешение автора для распространения. Зная, что несанкционированный продукт может навредить ПК и стать причиной социально-опасных последствий, обвиняемый установил программу заказчику. Это вызвало нейтрализацию системы защиты, предусмотренной обладателем ее прав, компанией А.

Через какое-то время П. повторно обратился к Мотыгину с просьбой об установке программного обеспечения, принадлежащего компании А.

Показания обвиняемого

Мотыгин признал все обвинения, пояснив, что подрабатывал установкой программ на компьютеры. Для этого он дал объявление в Интернете с указанием своих контактов. Так с ним связался незнакомый ему ранее П. и заказал установку программы. Чтобы выполнить заказ, молодой человек скачал из Интернета ПО и установил П. за вознаграждение. Через какое-то время от П. поступил еще один заказ на установку двух программ за определенную сумму. После работы и получения средств Мотыгин был задержан полицией.

Кроме показаний обвиняемого, его преступления также подтверждаются полученными доказательствами.

Интересы П. на суде защищал его представитель. С его слов, П. является представителем компании А и занимается охраной ее авторских прав и интеллектуальной собственности. Компания А обладает правами на компьютерные программы для создания чертежей, инженерных проектов и моделей, которые также используются в машиностроении, металлообрабатывающей и прочих сферах.

Лицензионные программы распространяются в фирменных упаковках, с инструкцией, диском с программой, ключом защиты от незаконного доступа. Каждый экземпляр имеет оригинальный номер, указываемый в лицензионном договоре, заключаемом между продавцом и пользователем.

Производитель лицензионной программы уведомляет каждого покупателя о порядке эксплуатации и устанавливает ограничения во избежание нарушения авторских прав. Вот как это происходит:

  • Информация о соблюдении авторских прав предусмотрена лицензионным соглашением;
  • Информация выводится на экран при запуске программы;
  • Все лицензионные программы включают название правообладателя, год создания программного обеспечения и знак защиты авторских прав – буква «C» в круге.

Благодаря включению таких данных, правообладатель имеет право не регистрировать официально результат интеллектуальной деятельности. Покупка программы не говорит о том, что она лицензионная – для этого требуется заключить соглашение между правообладателем и потребителем, позволяющее применять софт.

Номер лицензионного договора идентичен номеру анкеты, заполняемой покупателем, где указывается также имя пользователя и адрес места установки ПО. Анкета высылается пользователю компанией А.

К материалам дела приобщена экспертная оценка, согласно которой контрафактная компьютерная программа отличается от подлинника следующими признаками:

  • Она не обеспечена ключом защиты;
  • На ПО отсутствуют сопроводительные документы;
  • Контрафактная программа оснащена инструментом взлома, при помощи которой обходится способ защиты, предусмотренный в подлинной версии;
  • Нелицензионный продукт функционирует без демонстрационного периода, что дополнительно свидетельствует о контрафактности ПО.

Таким образом, суд пришел к выводу о том, что контрафактная программа с торговой маркой компании А не является оригинальным продуктом. Действия Мотыгина имеют признаки нарушения положений ст.1229 ГК РФ, запрещающей пользоваться результатом интеллектуальной деятельности без разрешения правообладателя. В результате действий ответчика компании А был нанесен денежный ущерб, равный стоимости лицензионного ПО.

Операция «Проверочная закупка»

Согласно показаниям сотрудника полиции, полученным при предварительном расследовании, от П. поступило заявление о том, что молодой человек незаконно распространяет компьютерную программу. Работа по указанному заявлению была поручена оперуполномоченному К. В заявлении также были указаны данные сайта с контактной информацией Мотыгина, предлагавшего услугу по установке ПО.

Оперуполномоченный К. обратился с рапортом к начальнику отдела полиции для оперативно-розыскного мероприятия, в рамках которого была запланирована проверочная закупка. Она позволила бы убедиться в незаконном сбыте контрафактной программы и задокументировать правонарушение. После подписания рапорта была организована проверочная закупка с участием заявителя П.

Для покупки софта П. предоставил личные деньги, с которых при свидетелях в отделении полиции были сняты светокопии. Процедура была занесена в акт, подписанный оперуполномоченным К., П., а также двумя представителями общественности. Затем все направились к месту встречи с Мотыгиным. Обвиняемый передал П. два диска с ПО, а П. рассчитался деньгами. Когда они разошлись, к Мотыгину подошел оперуполномоченный с двумя представителями общественности и попросил представиться и назвать цель нахождения в данном месте. Мотыгин признался, что продал П. компьютерную программу за 300 рублей. Оперуполномоченный запротоколировал обстоятельство правонарушения, изъял два диска и 3 купюры по 100 рублей, серии и номера которых совпали с реквизитами купюр, осмотренных в отделении полиции.

Оперуполномоченный К. также оформил акт закупки, получив подписи П., Мотыгина и свидетелей. Далее все были приглашены в отделение полиции, где Мотыгин пояснил, что ранее устанавливал П. программы за деньги.

При проведении проверочной закупки оперуполномоченный К. также передал П. средство для аудиозаписи встречи с Мотыгиным. После прослушивания записи на компьютере были составлены акт и стенограмма диалога Мотыгина с П. Оба документа были подписаны сторонами сделки.

В ходе опроса Мотыгин оформил чистосердечное признание об установке им на компьютер П. программных продуктов.

В целях расследования дела у П. также был на время изъят системный блок, изучение которого показало, что на нем установлена программа в нарушение авторского права компании А. О продаже нелицензионного софта было сообщено в компанию А, после чего П. оформил заявление в отделение полиции о привлечении Мотыгина к ответственности.

Приговор суда

На основании представленных материалов суд установил, что вина Мотыгина в перечисленных правонарушениях доказана. Его действия квалифицируются как преступные в связи с неправомерным использованием результатов интеллектуальной деятельности для продажи и извлечения прибыли.

Кроме того, установлено распространение Мотыгиным вредоносных программ, предназначенных для незаконной нейтрализации компьютерной защиты.

Принимая во внимание предполагаемую общественную опасность действий, чистосердечное признание обвиняемого, отсутствие судимости, раскаяние и добровольное возмещение ущерба потерпевшей компании, положительную характеристику, суд признал обоснованным возможность смягчить ответственность и обойтись без изоляции.

Суд вину Мотыгина признал, квалифицировав его действия как преступления, выразившиеся в следующем:

  • В незаконном применении объектов авторского права (ч. 2 ст. 146);
  • В распространении вредоносных программ (ч. 1 ст. 273);
  • В незаконном применении объектов авторского права в крупной размере (п. «в» ч. 3 ст. 146).

Исходя из характера правонарушения, суд назначил Мотыгину 7 месяцев условного лишения свободы и годовой испытательный срок. На основании ст. 53 УК ему предписано соблюдать ограничения: не покидать дом с 10 часов вечера до 7 утра, не уезжать из города и не менять место проживания без разрешения госоргана, контролирующего исполнение наказания осужденным, и регулярно в нем регистрироваться.

Нарушение авторских прав является серьезным преступлением, в результате которого правообладателю наносится денежный ущерб. Деяние карается сурово. Так, за преступления, совершенные Мотыгиным по ч. 2 ст. 146 УК, предусматривается максимальное наказание в виде лишения свободы до 2 лет; по п. «в» ч. 3 грозит лишение свободы до 6 лет со штрафом, равным доходу за 3 года. За применение вредоносных программ по ст. 273 предусмотрено заключение до 4 лет со штрафом, равным доходу за 18 месяцев.