Конкуренция в деловом мире и иски о защите деловой репутации
Город:
+7 (499) 638-30-33
Полковая, д.3, стр. 2
пн-птн с 9.00 до 18.00
Заказать услугу

Конкуренция в деловом мире и иски о защите деловой репутации

В процессе работы многие компании сталкиваются с распространением конкурентами недостоверной информации о выпускаемой продукции, об их сотрудниках и других аспектах деятельности.

Успех организации во многом зависит от уровня доверия к ней ключевых потребителей, которые, узнав ложные сведения, могут сделать поспешные выводы и отказаться от предлагаемых фирмой товаров или услуг. В итоге компания теряет существенную долю дохода, что негативно сказывается на всем производственном процессе.

Когда деловая репутация находится под угрозой, возникает желание немедленно принять меры и поставить на место лжеца.

Первый шаг, который необходимо сделать – обратиться к автору недостоверных сведений и попросить написать опровержение тем же способом, каким была размещена информация. Если ответа не последует, можно приступить ко второму шагу – начать подготовку к судебному процессу.

Данная категория дел – одна из сложных. Подготовка иска предполагает знание тонкостей в рассмотрения таких дел. Суду недостаточно только предоставить текст, содержащий ложные сведения, и подтвердить его распространение, более важно – доказать, что они действительно неправильные и негативно влияют на репутацию компании.

Обратиться за защитой в суд с таким иском можно не позднее истечения года с момента поступления сведений в СМИ.

Так Арбитражный суд города Москвы 11.05.2018 г. вынес отрицательное решение по одному из исков о защите деловой репутации.

himvodoochistka-1024x768.jpg

При каких обстоятельствах возник спор?

Завод им. Н.Д. Зелинского (далее – Завод, также ответчик) являлся серийным производителем специальных фильтров, которые поглощали химические вещества, ядовитую пыль, биоаэрозоли и отравляющий дым (фильтры ФП-300), попавшие в воздух. Разработка данных приборов осуществлялась в соответствии с техническим заданием Минобороны РФ. Продукция подвергалась контролю качества непосредственно на заводе и в представительстве Минобороны РФ, имеющем аккредитацию.

В 2017 г. акционерное общество «Росхимзащита» (далее – общество, также истец) подготовило и разослало сведения о разработке новейших, с улучшенными характеристиками, фильтров-поглотителей ФП-300УБ. 19.07.2017 г. одно из писем было направлено в «Росатом», Госкорпорацию по атомной энергии.

Завод разослал возможным покупателям данных изделий письма, указав, что фильтры, выпускаемые обществом для объектов гражданской обороны, не являются аналогами фильтров, производимых заводом. Также было указано на недостоверность сведений об улучшенных характеристиках новых фильтров-поглотителей.

Кроме того, завод направил в антимонопольную службу области письмо о нарушении обществом законодательства о защите конкуренции. В обращении было указано на ненадлежащее сравнение Росхимзащитой своих приборов с фильтрами, изготавливаемыми заводом. Ведомство обнаружило в данных действиях нарушение ст. 14.1 и п. 1 ст. 14.3 закона №135-ФЗ, посчитав, что Росхимзащита распространила вводящие в заблуждение сведения о разработке приборов, очищающих воздух, с лучшими показателями качества, чем у завода. В связи с этим нарушителю выдано предупреждение с указанием перестать нарушать антимонопольные требования, а также разослать потенциальным клиентам опровержение информации, направленной обществом в их адрес ранее.

Общество предоставило суду документы, из которых следовало, что фильтры-поглотители ФП-300УФ были разработаны по заказу Росгвардии и Минпромторга РФ, а не Минобороны РФ. В общем решении двух ведомств было указано, что используемые ими фильтры ФП-300 требуют модернизации. Подведомственному Росхимзащите предприятию было поручено разработать за свой счет модель фильтра для очистки воздуха от химических веществ, более легкую в сборке и обслуживании. В дальнейшем было решено снабдить войска национальной гвардии РФ данным модернизированным оборудованием.

Ответчик 19.10.2017 г. обратился с письмом в адрес одного из потенциальных потребителей продукции истца. В письме, по мнению истца, содержались утверждения о его якобы неправомерных действиях. В деле имеется доказательство доставки письма получателю. В нем сообщались сведения, порочащие общество, в частности, было указано, что Росхимзащита нарушает нормы закона и ведет себя недобросовестно в части производства очищающих приборов.

В связи с этим общество обратилось в арбитражный суд с иском к заводу, в котором просило суд признать утверждения последнего, содержащиеся в письме от 19.10.2017г., посягающими на деловую репутацию истца и не соответствующими реальному положению дел. Это были следующие фразы:

  • о том, что изделия ФП-300УБ разработаны Росхимзащитой без разрешения Минобороны РФ, что нарушает правила производства и усовершенствования оружия и техники специального назначения за счет частных инвестиций, утвержденные в 2013 г. Военно-промышленной комиссией при Правительстве РФ (абз. 6 стр. 1 письма);
  • о том, что разработанный Ответчиком фильтр может переснаряжаться, хотя производитель не приступил к разработке съемного блока. Истец указал, что, подав заявку на поставку данного допоборудования, от изготовителя будет получен ответ, что блок потребуется только после истечения гарантии. Из этого истец сделал вывод о фактическом отсутствии возможности приобрети съемный блок в процессе эксплуатации фильтра (абз. 9 стр. 2 письма).

Истец просил суд провести лингвистическую экспертизу, которая бы оценила текст письма с точки зрения наличия в нем отрицательной информации о Росхимзащите.

Суд отказал в ходатайстве, сославшись на ст. 82 АПК РФ, исходя из смысла которой решение о назначении экспертизы принимается в зависимости от сложившихся обстоятельств в конкретном деле. Суд пояснил, что экспертиза в данном деле не требуется ввиду доступности изложения письменного текста и его ясности для понимания. Также в письме отсутствуют высказывания, для уяснения смысла которых необходимы экспертные знания.

Что выяснил суд?                                 

Суд рассмотрел все документы дела и признал требования иска несостоятельными ввиду следующего.

Ст. 150 ГК РФ устанавливает, что деловая репутация подлежит защите со стороны закона как нематериальное благо.

Пленум ВС РФ еще в 2005 году обобщил практику судов по делам, которые связаны с защитой репутации хозяйствующих субъектов. Так, в постановлении № 3 от 24 февраля сделан акцент на том, что от репутации организации во многом зависит успешность работы предприятия.

Согласно п.п. 1, 7 ст. 152 ГК РФ компания имеет полное право потребовать через суд опровергнуть сведения, умаляющие ее репутацию в деловой среде, если тот, кто распространил сведения, не докажет, что они фактически имели место быть.

Как устанавливает Пленум, по таким делам судам надлежит выяснить следующее:

  • действительно ли порочащие сведения были распространены ответчиком;
  • являются ли сведения выдуманными.

Если одно из данных обстоятельств не нашло подтверждения, то в иске будет отказано.

Как указано в Пленуме, к выдуманным сведениям относится информация о событиях, фактически не происходивших в реальности.

В силу ст. 152 ГК РФ и п. 9 Пленума ответчик должен доказать, что действительно существуют сведения, переданные третьим лицам, а истец – что данная информация порочит его честное имя.

Пункт 7 Пленума разъясняет, что понимается под распространением порочащих сведений. Это их размещение в СМИ, на интернет-сайтах, в социальных сетях, с использованием иных средств связи, оглашение во время выступлений на публике, иное устное информирование широкому кругу лиц или одному лицу.

Порочность информации проявляется в сообщении о нарушении организацией установленных норм и правил, о ведении нечестной деятельности, нарушении бизнес этики или иных обычаев делового мира, которые понижают репутацию компании.

Суды, рассматривая дела подобной категории, учитывают общий смысл текста и каждой фразы в отдельности. Именно такой анализ позволяет выяснить существенные обстоятельства дела.

Суд исследовал все фразы и сделал следующие выводы:

  • В деле отсутствуют документы, подтверждающие разрешение Минобороны РФ на разработку улучшенных изделий ФП-300УБ. Об этом было указано в абз. 6. стр. 1 спорного обращения. Следовательно, данный вывод сделан правомерно.
  • В деле имеется паспорт «обновленного» изделия, согласно которому при эксплуатации прибора разбирать и менять его внутреннее содержимое не допускается, о чем и было написано в абз. 9 стр. 2 обжалуемого обращения. Следовательно, ответчиком верно определено, что общество не производит сменные блоки и аэрозольные фильтра.

Суд сопоставил все высказывания, оценил письменные доказательства и решил, что информация, изложенная в письме, соответствует реальному положению дел. Поэтому они не могут быть признаны посягающими на репутацию Росхимзащиты. Выражение в некоторых фразах негативной оценки деятельности общества не считается порочащей и не влечет последствий в виде снижения престижа организации.

Суд со ссылкой на ст. 65 АПК РФ пояснил, что каждая сторона обязана подтвердить те факты, на которые она ссылается. И если стороны не совершили каких-то действий, то за данные риски отвечают только они сами. Суд рассматривает дело только на основании собранных участниками процесса доказательств. При этом, как указано в ст. 71 АПК РФ, оценка доказательств происходит после их детального рассмотрения и анализа.

Исходя из данных процессуальных норм, суд не усмотрел оснований для разрешения дела в пользу истца.

Приведенный пример судебного решения еще раз показывает, что подходить к подготовке иска нужно очень тщательно.

Заявка на услугу Представительство в суде
Подробнее об услуге
Отправьте заявку на услугу и получите скидку 3%!

Есть вопросы? Поможем! +7 (499) 638-30-33 ежедневно с 9:00 до 18:00


Дробление крупной сделки при закупках недопустимо

В некоторых случаях, обращаясь с иском в суд, можно получить совершенно неожиданное для сторон решение. Так, 14 сентября 2018 года 16-ый ААС подтвердил правомерность решения нижестоящего суда, которым в иске было отказано ввиду ничтожности заключенного договора. При этом ни одна из сторон не заявляла о признании договора таковым. Суд самостоятельно пришел к указанному выводу, что и повлекло за собой принятие обозначенного решения.

Возможность такого исхода дела обусловлена рядом правовых норм.

Из ст. 3 ГК РФ следует, что требования ГК РФ и иных актов, регулирующих гражданские правоотношения, необходимо применять взаимосвязанно.

В силу п.3 ст.1 ГК РФ, приобретая, реализуя, охраняя и приводя в исполнение гражданские обязанности, стороны должны действовать в соответствии с установленными правилами. Согласно п. 4 ст. 1 ГК РФ никто не имеет права получать преимущественное положение из заведомо незаконного поведения.

Поэтому в процессе оценки добросовестности контрагентов необходимо всегда предполагать, что стороны поступали добросовестно и разумно, пока не будет представлено доказательство иного.

Признание действий участника сделки недобросовестным возможно по инициативе судьи даже в отсутствие соответствующего заявления от участника спора. В таких случаях неправомерное поведение обсуждается с представителями спорящих сторон (ст. 65 АПК РФ).

Если подтвердится, что стороны действовали с нарушением норм права, суд указывает на это в своем решении, одновременно отмечая, что подача заявления со стороны Ответчика о признании сделки недействительной не влияет на исход спора (п.5 ст. 166 ГК РФ).

Рассмотрим возможность принятия такого решения на приведенном выше примере более подробно.

cb1.png

Причины обращения с исковыми требованиями

В районные отделы образования Чеченской Республики поступили указания от Минфина по Чеченской Республике и Минобразования по Чеченской Республике, согласно которым необходимо наладить ведение бухгалтерского учета в каждом образовательном учреждении. Как следствие, потребовалось внедрить в школы специализированные бухгалтерские программы и провести обучение персонала.

Веденский районный отдел образования также издал приказ о децентрализации бухучета по районным школам. На данный муниципальный орган были возложены обязанности по осуществлению функций главного распорядителя бюджета муниципального образования, исполнение полномочий учредителя районных школ в финансовой части, а также обязанности по оптимизации расходования бюджетных средств при осуществлении закупок в районных школах. Ввиду этого Веденский районный отдел образования взял на себя организацию заключения договоров на оказание услуг по сопровождению программы 1С (версия 8.2) с единственным поставщиком — ООО «Арт-Софт Трейд» в 33 школах района.

Среди данных школ в качестве контрагента по договору от 9 января 2013 г. выступило МБОУ «Бенойская средняя общеобразовательная школа». Согласно условиям сделки, Общество оказывало Школе услуги по сопровождению программы «1С: Предприятие 8.2». Договор был заключен сроком на 1 год на общую сумму 72,6 тыс. рублей.

В договоре была определена стоимость ежемесячного обслуживания в размере 6050 рублей. За период действия договора (с 09.01.2013 по 09.01.2014 г.) Общество оказало услуги на сумму в 72,6 тыс. рублей, о чем был составлен акт и подписан сторонами без замечаний.

Ввиду того, что Ответчик не оплатил предоставленные услуги, Общество подготовило и направило 14 апреля 2015 г. требование о погашении долга. Ответчик не отреагировал на нее, поэтому Истец обратился с иском в суд.

Выводы суда первой инстанции

Суд 1-ой инстанции не нашел оснований для принятия решения в пользу Истца и вынес 10 мая 2018 года отказное решение.

Судья в своих выводах указал на ряд оснований.

Имеющиеся в материалах дела 32 контракта, датированные 9 января 2013 года, в том числе и спорный договор, подписаны с нарушением федерального законодательства. В момент заключения контрактов действовали нормы Федерального закона о закупках № 94-ФЗ, которые были нарушены Ответчиком. Суд посчитал, что одна крупная сделка была разбита на несколько мелких для ухода от проведения конкурентных торгов.

Поэтому все заключенные сделки, по мнению суда, являлись притворными, затрагивали общественные интересы, что и повлекло признание их ничтожными.

Истец не признал правомерность судебного решения. Им была направлена жалоба в 16-ый ААС.

Оценка апелляционной инстанции

Основной довод жалобы сводился к тому, что договор заключен с Обществом в соответствии с законом как с единственным поставщиком требуемых услуг без проведения конкурсных процедур.

Также Общество не было согласно с выводами суда о дроблении одной сделки на несколько. Истец указал, что все контракты заключены с разными юридическими лицами, обладающими самостоятельностью в выборе контрагентов по конкретной сделке.

Апелляционный суд все тщательно изучил: материалы дела, пояснения сторон, доводы жалобы, решение суда 1-ой инстанции, и пришел к выводу о законности принятого нижестоящей инстанцией решения.

Апелляция обосновала такое решение следующим.

Согласно действовавшей в период заключения сделок ст. 4 Закона № 94-ФЗ, в качестве муниципальных заказчиков могли выступать органы местного самоуправления, бюджетные учреждения, а также иные юридические лица при закупке товаров, работ или услуг за счет средств бюджетов различного уровня и иных источников финансирования.

По смыслу п.2 ст. 3 Закона № 94-ФЗ, к муниципальным нуждам относятся потребности муниципальных образований в товарах, работах или услугах, чтобы решить насущные проблемы муниципалитета. На данные нужды выделяются денежные средства из местных бюджетов.

Согласно п. 14 ч. 2 ст. 55 Закона № 94-ФЗ, приобрести товары, работы или услуги у единственного поставщика было возможно лишь в том случае, если стоимость имеющейся потребности не была выше 100 тыс. рублей в рамках одного договора. Закон допускал закупку одноименных товаров, работ или услуг ежеквартально, при условии, что их стоимость не превышает величины, устанавливаемой для предельного расчета наличными между юрлицами.

По итогам размещения заказа у единственного поставщика заключается контракт или договор, как того требует ГК РФ.

Материалами дела подтвердилось, что 9 января 2013 года был заключен договор на оказание услуг, по которому Общество осуществляло сопровождение программы «1С: Предприятие 8.2». Стороны воспользовались правилами, распространяющимися на закупку у единственного поставщика.

Дробление крупной сделки недопустимо

Суды обеих инстанций акцентировали внимание на том, что между Обществом и 33 районными школами были заключены идентичные договоры. Во всех договорах предусматривалась услуга по обслуживанию программы 1С, датированы все договоры были 9 января 2013 года, имели одинаковые расчеты за оказанные услуги и общую стоимость.

Исходя из этого суды указали на имевшее место дробление одной крупной сделки на несколько мелких в целях формального соблюдения закона о закупках. Разбивка сделки на несколько частей позволила Истцу и Ответчику уйти от конкурентных способов закупки.

Как следствие, сделан вывод об имевшей место одной крупной сделке, цена которой превышала 100 тыс. рублей. Ввиду этого заключение договора выбранным контрагентами способом является неправомерным, нарушающим Закон 94-ФЗ, и приводит к возможности получения сторонами незаконных имущественных преимуществ.

Истец не смог доказать правомерность деления сделки на несколько идентичных договоров.

Данные выводы суда основывались на целях Закона № 94-ФЗ, а именно:

  • необходимость создания цельного экономического пространства;
  • увеличение количества участников в закупках для нужд заказчиков;
  • совершенствование конкуренции на рынке;
  • обеспечение открытости и достоверности информации о проводимых закупках;
  • исключение любых злоупотреблений, в том числе коррупционного характера.

Исходя из перечисленных целей, договор признан судом ничтожным, так как подписан с грубым нарушением требований федерального законодательства и повлек за собой негативные последствия для публичных интересов.

Негативные последствия для общества связаны с тем, что ввиду неприменения конкурентных открытых способов закупки было отдано преимущество одному поставщику без предоставления возможности иным предпринимателям поучаствовать в ней.

Суд указал на злоупотребление сторонами своего права

Кроме того, суд учел, что одной из сторон сделки является учреждение, на которое закон о закупках налагает обязанность по соблюдению его требований в целях осуществления целевого расходования средств бюджета. Поэтому совершение сделки без конкурентных процедур должно быть обосновано, а если нет доказательств правомерности ее заключения, то она признается противоправной. Указанное свидетельствует о злоупотреблении имеющимся правом (ст. 10 ГК РФ).

Таким образом, подписанный в нарушение законодательства о закупках договор не может влечь за собой право требования исполнителем его оплаты. Несмотря на то, что на подписание договора было получено обоюдное согласие, исполнение по документу произведено, но в силу его ничтожности право на оплату у Истца отсутствует. И поэтому Истцу было отказано в иске.

Таким образом, суд установил недобросовестность участников сделки по закупке услуг на обслуживание программы 1С, что привело к отказу Истцу во взыскании не полученных за фактически осуществленные работы денежных средств.

Последние отзывы
о компании "1Капиталь"
  • 5

    Екатерина / 13.04.2017

    Очень благодарна за сотрудничество с вашей оценочной компанией. Работу делают профессионально и в срок. Надеемся и на дальнейшее сотрудничество. Спасибо за работу

  • 5

    Сергеев А.В. / 30.03.2017

    Результатом выполненных компанией работ удовлетворен полностью. Быстро, качественно, без какихлибо сложностей. Буду рекомендовать другим

  • 5

    Ким Н.В. / 29.03.2017

    Очень быстро, вежливо, доходчиво. Приятно сотрудничать.