Конкурентные способы закупки при выборе поставщика на рынке рекламных услуг
Город:
+7 (499) 638-30-33
Полковая, д.3, стр. 2
пн-птн с 9.00 до 18.00
Заказать услугу

Конкурентные способы закупки при выборе поставщика на рынке рекламных услуг

Органы власти, принимая решение о совершении закупок, вправе в течение года заключать договоры с единственным поставщиком на поставку продукции, работ или услуг на общую сумму, которая не больше 100 тысяч рублей. В некоторых случаях, несмотря на формальное соблюдение требований закона в области контрактной системы, заключенный договор создает для поставщика конкурентное преимущество в определенных областях. В таких случаях осуществление закупки без конкурсного отбора считается недопустимым с точки зрения антимонопольных требований.

Такой позиции придерживается и арбитражный суд кассационной инстанции в принятом 20 апреля 2018 года постановлении.

set-design.jpeg

Предыстория судебного дела

В 2014 году Комитет по развитию туризма Санкт-Петербурга заключил с «Студия Артемия Лебедева» договор, чтобы последний разработал логотипы для рекламы Северной столицы в городах Европы и Азии. Стоимость оказанных услуг составила 1 рубль.

В июле 2016 года в Санкт-Петербургское УФАС России вышла с обращением маркетинговая компания «Григорьев Борис и партнеры». В нем общество сообщало, что комитет нарушил нормы антимонопольного законодательства.

При проведении административного расследования инспектора установили следующее:

  • на дату подписания договора работы были уже выполнены,
  • не было техзадания, на основании которого нужно разработать логотипы;
  • способ оформления договора не соответствовал нормам Закона № 44-ФЗ;
  • информация о заказе на подготовку логотипов для последующего оформления турпродукции Петербурга публично не сообщалась;
  • договор заключен с нарушением условий п.п. 5, 6, 7, 8 ч.1 ст. 15 Закона №135-ФЗ.

Как установлено антимонопольным органом, с конца 2014 года по 2016 год в Комитет поступило несколько обращений от разных компаний с предложением использовать логотипы. В течение двух лет, начиная с 2015 года, аналогичный логотип применялся на сувенирной, иной продукции подведомственными комитету БУ. На сайте zakupki.gov.ru размещалась документация по двум закупкам, из которой явно усматривалась информация о Студии, которому принадлежит авторство логотипа Северной столицы. Таким образом, неограниченное число лиц могло узнать о Студии, что является скрытым пиаром данного юрлица.

Представитель компании-разработчика на заседании комиссии УФАС рассказал об участии во Всероссийском конкурсе «Туристический бренд России» (организатор – Ростуризм). УФАС изучило страницу с положением о данном конкурсе и установило, что данный конкурс проводился в шесть этапов, содержит положение, техзадание, обозначены условия участия.

Кроме того, УФАС обнаружило, что практикуется конкурсная разработка логотипов в различных муниципалитетах города. Согласно сведениям об организации и проведении таких конкурсов, участвовать в них могут множество компаний, при этом логотипы разрабатываются без привлечения бюджетных средств.

В рассматриваемых случаях конкурсы проводились открыто, что создало конкуренцию и способствовало выбору наилучшего варианта.

Таким образом, антимонопольная служба обнаружила, что комитет своими действиями нарушил ч.1 ст. 15 Закона №135-ФЗ, потому выдала предупреждение с требованием перестать нарушать законодательство о защите конкуренции и прекратить действие договора с ООО «Студия Арт. Лебедева».

Компания в ответ на предупреждение отказалось выполнять указанные в нем требования.

После получения отказа 14.12.2016 г. УФАС возбудило административное производство в отношении Комитета по признакам нарушения ч. 1 ст. 15 Закона № 135-ФЗ. По результатам Управление приняло решение от 14.03.2017, согласно которому Комитет использовал способы определения поставщика, нарушающие конкуренцию, что привело к дискриминации остальных поставщиков, осуществляющих похожую деятельность.

УФАС выдал комитету предписание, которым обязал его расторгнуть договор с Обществом и прекратить использовать логотипы. Комитет не был согласен с решением антимонопольного ведомства и вышел в арбитраж.

Этапы разбирательства в суде

Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области в ходе разбирательства в качестве третьего лица привлек маркетинговую компанию «Григорьев Борис и партнеры».

31.07.2017 Комитету было отказано в удовлетворении заявления. Суд установил, что решение и предписание надзорного ведомства соответствуют закону, а Комитет нарушил антимонопольный запрет, содержащийся в ч. 1 ст. 15 Закона № 135-ФЗ. Суд подчеркнул, что договор заключен вопреки принципам открытости информационных данных и их прозрачности при осуществлении закупок, попраны нормы конкуренции.

Апелляционная инстанция рассмотрела в ноябре 2017 года решение суда первой инстанции и отменило его, признав также правовые акты УФАС недействительными. Согласно решению апелляционного суда, выводы суда 1-ой инстанции ошибочны, потому что по формальным признакам комитет работал в рамках положений Закона о контрактной системе. В решении указано, что договор заключен так, как того требует ст. 93 Закона № 44-ФЗ. Это действительно закупка у одного-единственного поставщика, поэтому Комитет не нарушал норм Закона № 135-ФЗ.

Получив такое решение, УФАС и ООО «МК «ГБ и П» направили жалобы в кассацию.

В своих жалобах заявители попросили отменить постановление апелляции, оставить в силе решение суда 1-ой инстанции. По их мнению, суд 1-ой инстанции правильно оценил работу Комитета, выразившуюся в осуществлении закупки логотипов без проведения конкурса у определенного поставщика, а значит, такие действия приводят к нарушению антимонопольных требований. Они полагали, что такая закупка ограничивает конкуренцию на рынке, создает условия для дискриминации других поставщиков, точно так же работающих в сфере рекламных услуг.

Позиция суда кассационной инстанции

Суд кассационной инстанции посчитал, что жалоба имеет под собой веские основания и достаточная для отмены решения апелляции.

Кассация подтвердила, что выводы суда 1-ой инстанции в полной мере соответствуют содержащимся в деле доказательствам, сделаны в результате корректной расшифровки правовых норм, соответствуют положениям доказывания, требованиям судопроизводства по административным делам. В то же время апелляционный суд ошибочно толкует положения Закона № 135-ФЗ.

Своей целью нормативный правовой акт в области защиты конкуренции ставит создание условия для единого экономического пространства, беспрепятственной логистики товаров, рыночной деятельности в нашей стране, защиту конкуренции, воспрепятствование допуску неэффективной работы рынка товаров.

Как трактует ст. 4 Закона № 135-ФЗ конкуренция представляет собой вид соперничества нескольких субъектов, когда каждый из них своими действиями влияет на другого субъекта в возможности оказывать воздействие на созданные условия обращения производственных товаров в конкретной сфере.

Как установлено ч. 1 ст. 15 Закона о защите конкуренции, ответственным должностным лицам органов исполнительной власти всех уровней запрещено принимать нормативно-правовые акты, которые либо приводят, либо могут привести к нарушению конкуренции.

Есть ряд вопросов, которые возникают при практическом применении в арбитраже норм антимонопольного законодательства. Они раскрыты в постановлении Пленума ВАС РФ от 30.06.2008 № 30. Пункт 8 постановления указывает, что при рассмотрении заявлений антимонопольных органов с требованием признать акты госорганов недействующими в связи с нарушением ч.1 ст. 15 Закона №135-ФЗ, судьи учитывают следующее: если антимонопольный орган доказал, что такие акты допускают нарушение конкуренции, а определенным гоорганом не указана конкретная правовая норма, дающая право данному органу принять оспариваемый акт, то требования УФАС должны быть удовлетворены.

Пленум также указал, что антимонопольная служба вправе выдать предписание, обязывающее изменить существенные условия заключенного договора либо расторгнуть его.

Запрет, который расписан в ст. 15 Закона № 135-ФЗ, в первую очередь адресуется органам, обладающим властными полномочиями, чтобы предупредить их отрицательное влияние на конкуренцию с помощью административного инструментария. Суд должен не только установить имевшие место обстоятельства, но и выявить причинную связь между принятым актом и впоследствии наступившими отрицательными моментами.

Антимонопольная служба, вынося решение, указывает, что по требованиям статьи 10 ГК РФ нельзя использовать гражданские права, чтобы создать препоны для здоровой конкуренции.

В кассации посчитали, что управление дало правильную оценку действиям комитета. Ведомство оценило не только гражданско-правовую сторону отношений с PR-агентством, но также посчитало, что использовался административный ресурс.

При этом, как указал суд, были проигнорированы интересы других игроков на данном рынке на территории города.

Комитет не смог подтвердить наличие обстоятельств, которые позволили ему заключить договор с Обществом. У Комитета в штате отсутствовали специалисты, которые могли достоверно определить, что логотип Студии является самым лучшим.

Суд указал Комитету, что цена – это не единственный показатель для заключения договора с единственным поставщиком.

Комитет также не смог сослаться на нормы права, позволяющие ему действовать выбранным им способом.

Выводы

В основе контрактной системы в области госзакупок – принципы открытости данных, прозрачности информации для всех заинтересованных сторон, конкуренция, опыт заказчиков, поддержка инновационной составляющей, возможность призвать к ответственности за результаты обеспечения госнужд, эффективность торгов, в том числе выраженная в экономии бюджетных средств.

По смыслу ст. 6 Закона № 44-ФЗ, нельзя сказать, что один критерий доминирует над другим. Каждый принцип взаимосвязан с другим.

Поэтому, выбирая способ закупки, надлежит учитывать не только интересы бюджета, но и интересы предпринимательской среды.

Заявка на услугу Представительство в суде
Подробнее об услуге
Отправьте заявку на услугу и получите скидку 3%!

Есть вопросы? Поможем! +7 (499) 638-30-33 ежедневно с 9:00 до 18:00


Отказаться от оплаты принятых работ при отсутствии доказательства недостатков невозможно

В судебной практике встречается много исков, связанных с отказом заказчиков в оплате выполненных работ, оказанных услуг или поставленного товара по причине их низкого качества или наличия существенных недостатков.

По общему правилу заказчик обязан оплатить стоимость работ, если они выполнены согласно условиям договора. Многие понимают это правило таким образом, что если вдруг будут найдены несоответствия и отступления от условий сделки, то можно задержать оплату.

Однако данное понимание ошибочно. Заказчик обязан принять работу, даже если им выявлены некоторые недостатки. В таком случае закон позволяет заказчику уменьшить стоимость платы. Только неустранимые недостатки могут стать причиной отказа от договора. Также отказ от оплаты может последовать, если исполнитель не желает устранять недостатки.

Во всех случаях суду потребуется предоставить письменные доказательства фиксации недостатков. При этом в качестве таковых могут выступать только доказательства, предусмотренные законом. Это акты осмотра результатов работ, проведение исследований, экспертиз и т.п.

В отсутствии надлежащих доказательств суд примет сторону продавца или подрядчика. Так случилось в деле № А43-42567/2017 г., которые было рассмотрено АС Нижегородской области 2 марта 2018 г.

luxsoft_01_9650.jpg

Причина обращения в суд

В ноябре 2013 года ООО «КРОК Инкорпорейтед» (генподрядчик) и ООО «Промышленное строительство» (подрядчик) заключили спорный договор подряда в целях строительства здания суда в Красноярском крае. По условиям сделки подрядчик должен был выполнить работы, связанные с проведением инженерных сетей в здании. Порядок работ и требования к ним содержались в специально разработанной проектно-сметной документации. По завершении установки оборудования подрядчик обязался передать генподрядчику права пользования программным обеспечением, на котором работала установка, а также обязался осуществлять его гарантийное обслуживание.

В договоре было закреплено, что пользование программами осуществляется на основании простой лицензии, передача которой выполняется генподрядчику за плату.

В период действия договора стороны несколько раз меняли его условия, обговаривая их в дополнительных соглашениях.

В одном из последних соглашений стороны прописали условия передачи программы, порядок пользованию ею, а также ее стоимость. Права необходимо было передать в течение тридцати дней после подписания данного дополнения. Стоимость передаваемых прав стороны оценили в 2,2 млн. рублей. Генподрядчику вменялось в обязанность в течение 10 банковских дней с момента подписания дополнения оплатить подрядчику всю оговоренную сумму.

Истец передал права на программу Ответчику в декабре 2016 года, тем самым выполнив все свои обязательства по договору. Но встречного исполнения от Ответчика не получил.

В июле 2017 года Истец обратился с соответствующей претензией к Ответчику, в которой просил оплатить долг и начисленные пени по нему. Не получив ответа в установленный срок, Истец подал иск в суд.

Позиции сторон по вопросам исполнения договора

Генподрядчик не был согласен с требованиями иска, так как по договору предусматривалась передача качественно смонтированного оборудования и прав на пользование программой, которая также должна была быть исправной. Вопреки данным требованиям, оказалось, что установленные системы не работают с той программой, права на которую получил генподрядчик. В подтверждение своих доводов Ответчик приложил соответствующие письма Заказчика об имеющихся проблемах с установкой.

Ответчик указал на то, что дополнение к договору составляет с ним единое целое, следовательно, оплата будет произведена, как только Истец устранит выявленные недостатки.

В суде Ответчик заявлял несколько ходатайств:                                    

  1. О проведении строительно-технической экспертизы, целью которой являлась проверка установленной подрядчиком охранной системы, информационных сетей и систем связи, разработанных программ и имеющегося серверного оборудования, иных инженерных сетей. Также Ответчик полагал необходимым осуществить проверку качества выполненных работ на их соответствие проекту, тексту договора и строительным нормативам.
  2. О содействии в обращении к администратору арбитражного суда для получения от него сведений о качестве работы поставленного оборудования и программного обеспечения.
  3. Об отложении судебного заседания для сбора дополнительных доказательств.

Истец не был согласен с первым заявлением, так как Ответчик принял выполненные им работы и поставленное оборудование без указания на их недостатки, а в конце декабря 2016 года приступил к эксплуатации оборудования.

Суд не нашел причин для назначения испрашиваемой экспертизы. Отказ был связан с тем, что суть иска состояла в понуждении Ответчика оплатить права на пользование программой, переданной на основании простой лицензии. Ответы на перечисленные Ответчиком вопросы, которые он планировал задать экспертам, не повлияли бы на итог рассмотрения данного дела.

Суд отклонил второе заявление, сославшись на ст. 68 АПК РФ. Согласно норме, нельзя доказать какое-то обстоятельство дела не предусмотренными законом способами. В силу закона качество выполнения строительных работ нельзя подтверждать ответами администратора суда.

На просьбу отложить заседание суда Ответчик также получил очередной отказ. Суд обосновал это тем, что у Ответчика было много времени для сбора необходимых документов. Стороны собирались в суде несколько раз, также суд объявлял перерыв в последнем заседании. Очередное отложение дела будет указывать на затягивание судебного процесса.

Какие нормы применять, если договор носит смешанный характер

Нормы гражданского законодательства закрепляют принцип добросовестности во взаимодействии между сторонами (ст.ст. 307, 309 ГК РФ).

Стороны могут выбрать любой вид договора для заключения как из тех, что перечислены в законах, так и соединив несколько договоров в одном. Если сделка имеет смешанный тип, то к ней применяются различные правила, действие которых распространяется на каждый из элементов договора.

В результате анализа текста судья пришел к выводу, что сделка относится к смешанным. В данном договоре имелись условия, отражающие подрядные, лицензионные отношения и отношения купли-продажи. Спорное дополнение к договору было связано с определением порядка передачи прав на пользование программой за плату. К нему должны применяться нормы лицензионного законодательства и правила поставки товаров.

Как указано в ст. 309 и 310 ГК РФ, ни одна из сторон не может без причины отказаться от исполнения договора. А обязательства должны выполняться согласно достигнутым договоренностям.

Порядок заключения лицензионного договора регулируется ст. 1235 ГК РФ. В пункте 1 данной статьи указано, что обладатель прав на итог своей деятельности может передать другому лицу права на условиях, оговоренных в договоре. За передаваемое право получатель лицензии обязуется внести определенную договором плату (п. 5 ст. 1235 ГКРФ.)

Отношения в сфере поставки урегулированы также в гражданском законодательстве. Ст. 506 кодекса определяет, что в рамках отношений поставки одна сторона передает определенный товар другой стороне, которая использует его в коммерческих целях и вносит плату за оказываемые услуги. Оплата происходит в порядке и согласно формам, которые определили стороны (п. 1 ст. 516 ГК РФ.)

Заплатить за товар покупатель вправе как до получения товара, так и после, если это не противоречит нормам других законов (п. 1 ст. 486 ГК РФ).

Из имеющихся документов суд определил, что в декабре 2016 года Истец передал права на пользование программой Ответчику. Их стоимость составила 2,2 млн. рублей.

Оплата не была произведена Ответчиком, так как у него были сведения о несоответствии поставленной программы установленному оборудованию. Но у Ответчика не имелись допустимые письменные доказательства такого несоответствия. В отсутствии таковых, суд признал иск правомерным и взыскал с Ответчика всю сумму иска.

Кроме того, на данную сумму Истец начислил проценты за пользование чужими финансовыми средствами ввиду не оплаты Ответчиком переданной ему программы. Сумма процентов составила 189 тыс.рублей.

Суд проверил сделанный Истцом расчет и удостоверился, что он был верным.

Таким образом, суд обязал Ответчика оплатить переданные ему права на программу. Ошибка генподрядчика заключалась в том, что он осуществил приемку, не проверив качество выполненных работ. Подписывая акт о приемке, он по сути подтвердил, что работы соответствуют имеющемуся проекту.

В случае со смешанным договором необходимо обращаться к тем нормам права, которые регулируют конкретные отношения между сторонами. В рассмотренном случае в одном договоре были зафиксированы правоотношения по трем различным направлениям: в сфере купли-продажи, подряда и лицензирования.

Спор между сторонами касался отсутствия оплаты за передачу прав на пользование программным продуктом. Следовательно, вся доказательная база строилась вокруг данных правоотношений и иные вопросы суд не интересовали. Поэтому при заключении смешанного договора важно прописывать условия приемки и оплаты работ по каждому из его элементов.

Последние отзывы
о компании "1Капиталь"
  • 5

    Екатерина / 13.04.2017

    Очень благодарна за сотрудничество с вашей оценочной компанией. Работу делают профессионально и в срок. Надеемся и на дальнейшее сотрудничество. Спасибо за работу

  • 5

    Сергеев А.В. / 30.03.2017

    Результатом выполненных компанией работ удовлетворен полностью. Быстро, качественно, без какихлибо сложностей. Буду рекомендовать другим

  • 5

    Ким Н.В. / 29.03.2017

    Очень быстро, вежливо, доходчиво. Приятно сотрудничать.