Проблемы с определением начальной стоимости заложенного имущества
Город:
+7 (499) 638-30-33
Полковая, д.3, стр. 2
пн-птн с 9.00 до 18.00
Заказать услугу

Проблемы с определением начальной стоимости заложенного имущества

Взыскание долгов – вопрос сложный и многогранный, что определяется существенными изменениями в нормативно-правовых актах, которые регламентируют это вопрос. Одной из важных мер ответственности должника является обращение взыскания на имущество, которым обеспечены его обязательства. Речь идет о залоговом имуществе. Хотя основной закон, которым определены такие правомочности кредитора, имеет ряд новшеств. И в первую очередь они касаются прямого направления взыскания на такие объекты посредством предъявления в качестве исполнительного документа надписи нотариуса.

Как бы не совершенствовались законы, практика вносит свои коррективы. И у пристава на стадии принудительного исполнения могут возникнуть некоторые коллизии. Указанные проблемы в полной мере были разрешены имеющимися дополнениями и разъяснениями к нормативно-правовым актам. Несмотря на рекомендательный характер для исполнителя и сторон производства они несут обязательные последствия.

Информация для заемщика

Это позволило привести исполнение решений нотариуса и суда в вопросах с такими нюансами к определенному единству. Но начальная стоимость арестованного и реализуемого в счет долгов имущества по-прежнему тема номер один. Ввиду сложившейся практики при невыполнении своих кредитных обязательств, обеспеченных залогом, заемщик имеет возможность рассчитывать всего на два варианта развития событий:

  • Мирное урегулирование спора;
  • Решение проблемы с помощью Фемиды.

Но сразу стоит сделать оговорку, что в вопросах, когда предметом залога выступает недвижимость, возможен только судебный порядок решения вопроса по сути. Плюс ипотечные правоотношения всегда регламентированы аспектами реальной цены имущества. Информацию о такой можно получить лишь посредством проведения оценки, в том числе и на стадии судебного разбирательства. Суть в том, что кредитор имеет регламентированное федеральными законами и кодифицированными актами право на удовлетворение своих требований посредством продажи ипотечного объекта.

Какие могут быть исключения

Но существуют некоторые исключения. Внесудебным способом урегулирования спора между займодателем и получателем кредита является исполнительная надпись. Это документ, сформированный нотариусом после проверки подлинности получения одной стороной кредита. Дальше с учетом договора и той оценки, которая была сформирована при передаче банком капитала лицу, определяется цена обязательств, которые и предъявляются приставу. Когда есть и решение суда, и исполнительная надпись по одной заемной ситуации, то проблем с оценкой нет. Если же имеется только исполнительный лист о взыскании в общем порядке, а в ходе исполнения определено, что есть залоговое имущество, то со стоимостью его реализации не все так просто.

Судебная тяжба заставляет истца и ответчика прийти к консенсусу в вопросах начальной цены реализации объекта залога. Если совместное решение невозможно, то тогда суд берет на себя обязательство установить стоимость. Ясно, что у судьи нет и не должно быть подобных знаний. Тогда и привлекаются оценщики. На основании отчета компетентного лица имеется возможность установить планку цены для реализации. Она равна 80% от реальной цены по выводам.

Хотя это сценарий несколько идеализирован. Не всегда исполнитель возбуждает дело по исполнительному документу, где уже установлена цена. Очень часто такое упоминание в резолютивной части решения суда отсутствует. Что делать приставу? Варианта два:

  • Предложить взыскателю инициировать обращение в суд для получения начальной стоимости продажи;
  • Самостоятельно обратиться за разъяснением в суд.

Рассмотрим некоторые примеры

Первый вариант более приемлемый, так как сторона по делу лучше ориентируется в тех правоотношениях с должником, которые уже имеют место. Ситуаций развитий события может быть несколько.

Ситуация № 1. В ходе судебного разбирательства было принято решение о начальной стоимости продажи ипотеки, только в окончательном документе не было отображено тех выводов, к которым пришел суд. Если срок на обжалование еще не закончился, то можно просить Фемиду о внесении подобного результата в документ. Если же законная сила решением уже приобретена, то апелляционная инстанция вправе его отменить. Но есть нюанс – сторона должна подать жалобу. Пристав этого сделать не может по законным обстоятельствам.

Ситуация № 2. Очень часто суды выдают решение о взыскании долга без указания начальной стоимости по причине того, что эта тема в заседании не обсуждалась вовсе. Получается, что ни одна из сторон не инициировала такое рассмотрение. А суд был ограничен исковыми требованиями, изложенными в заявлении. Можно в этом случае допустить решение к обжалованию. Но это существенно ничего не дает, так как апелляция не имеет права выходить за границы рассмотрения тех требований и доказательств, которые были предъявлены в первой инстанции. Проще на основании уже имеющегося акта Фемиды подать новый иск об определении начальной стоимости залога. Причина – спор между сторонами.

Как же принять верное решение

Основная черта всех решений – исключительность. Это гарантирует стабильность в вопросах осуществления правосудия, так как нет возможности один и тот же спор между теми же сторонами пересматривать бесчисленное количество раз. Одно решение суда, вступившее в законную силу, гарантирует точку в конкретных конфликтных правоотношениях.

Неизменяемость – еще одна характеристика решения Фемиды. Это еще одна гарантия стабильности и честности правосудия. Если решение вынесено и набрало законной силы, то его создатель не имеет права его изменить или пересмотреть. Такая прерогатива имеется только у судов апелляционной и кассационной инстанции. Исправления доступны только в случае, описанном выше. Речь идет о ситуациях, когда правоотношения были предметом разбирательства, но почему-то не отобразились в решении.

Обязанности третьей власти

Хотя по общему правилу орган третьей власти обязан по таким искам рассмотреть поставленные требования, дать правовую оценку их целесообразности и принять окончательный вердикт – удовлетворить или отказать. При этом важно обратить внимание, что судья обязан инициировать вопрос еще на стадии разбирательства о начальной стоимости ипотеки или залога, подлежащего продаже. Это может быть сделано судом самостоятельно или предложено прийти к соглашению сторонам. Решение фиксирует результат подобных прений.

Еще одно свойство судебного решения – исполнимость, которое вытекает из обязательности всех решений суда. Вердикт должен быть понятным и вписываться в возможности исполнения, предусмотренные действующим законодательством. Это доступная мера соблюдения прав и обязанностей сторон.

Но исключить такую характеристику может несоответствие заложенной в решение суда стоимости реальной оценки на момент продажи. Поэтому исполнимость не воспринимается как таковая, а также и не гарантирует полного соблюдения прав сторон.

Суды общей юрисдикции не считают возможным аспект внесения изменений в стоимость залога. В то же время Европейский суд по правам человека требует безукоризненного и своевременного исполнения решений Фемиды. Получается коллизия. Но она благополучно разрешена арбитражной ветвью правосудия.



За совершение незаконных валютных операций грозит штраф

Все валютные операции, совершаемые на территории Российской Федерации, подлежат контролю со стороны налоговых органов. Особое внимание обращено на взаимоотношения с иностранными контрагентами. Существуют различные правила в сфере валютного регулирования, которым должны следовать участники внешнеэкономических отношений. Если налоговая выявляет фиктивные схемы, созданные для вывода валюты с российской территории, у нарушителя возникает ответственность как административного, так и уголовного характера.

Штрафы за данные проступки весьма внушительны, а размер уголовной ответственности зависит от суммы валютной операции.

В качестве примера можно привести постановление 14-го ААС по делу № А05-5375/2018.

В суд обратилось ООО «ТК Северный проект» с жалобой на МИФНС № 9 по Архангельской области и Ненецкому автономному округу. Общество полагало, что налоговая неправомерно наложила на него штраф в сумме 4,9 млн. руб. Первая инстанция согласилась с жалобой, но налоговая обратилась в апелляцию, которая отменила решение нижестоящего суда.

Причины привлечения общества к административной ответственности

Общество «ТК Северный проект» было создано в 2010 году. На протяжении 7 лет его единственным участником и директором был Кузьмин Д.В. В июне 2015 г. в одном из архангельских филиалов банка «Уралсиб» Обществом открыт долларовый валютный счет.

В январе 2016 г. фирма заключила с иностранной организацией «Голден Бриз Шипинг Корп» внешнеторговую сделку по оказанию брокерских услуг. Данная компания была зарегистрирована на территории Маршалловых островов, которые находятся вне таможенной территории ЕАЭС. По договору организация обязалась помочь Обществу в поиске и покупке морского судна. Стоимость услуг была оценена в 130 тыс. американских долларов.

Чтобы рассчитаться за оказанные услуги, Общество открыло в банке паспорт сделки. С марта по июнь 2016 года были совершены банковские операции по переводу денежных средств на счет указанной зарубежной компании. В подтверждение исполнения договора в банк был предоставлен акт об оказании услуг. В ноябре 2016 года по заявке Общества паспорт сделки был закрыт банком, так как с обеих сторон по документам договор был полностью исполнен.

В декабре 2017 года из таможни в налоговую инспекцию поступили материалы, указывающие на совершение директором Общества уголовных преступлений по ч. 1 ст. 194 и ч. 1 ст. 193.1 УК РФ. По первому делу он обвинялся в неуплате обязательных таможенных платежей в крупном размере. Данное дело было прекращено в связи с добровольным возмещением ущерба. По второму делу ему вменялось нарушение порядка выполнения операций с валютой путем использования заведомо недостоверных документов.

Инспекция провела расследование, в ходе которого было установлено, что фактически брокерский договор между Обществом и иностранной компанией не был исполнен последней, а у Общества не было цели получить услуги по поиску судна у исполнителя договора. Указанное свидетельствовало о том, что сделка была притворной, чтобы скрыть истинные намерения сторон. Проверка показала, что брокерские услуги были оказаны гражданином Екименко Д.Ю., а иностранная фирма была использована для вывода финансовых средств с территории России. В результате сделки брокерское вознаграждение поступило в распоряжение директора Общества, который в дальнейшем мог пользоваться этими деньгами в своих целях и для нужд Общества.

Директор Общества, зная о том, что подконтрольная ему иностранная компания не будет оказывать брокерские услуги, перевел на ее счет через российский банк денежную сумму в размере 130 тыс. американских долларов по недостоверным документам.

Данный вывод был сделан в акте, составленном налоговой по результатам проверки. Также в акте подчеркивалось, что Обществом допущено совершение незаконной валютной операции под видом законной сделки. Данный акт лег в основу административного дела, возбужденного в апреле 2018 года. Уполномоченное должностное лицо налоговой признало Общество виновным в совершении правонарушения по ч. 1 ст. 15.25 КоАП РФ и оштрафовало его на сумму 4,9 млн. руб.

Юрлицо не согласилось с принятым постановлением и обжаловало его в арбитражный суд. Оно считало, что налоговая не доказала притворность сделки, а также полагало, что использование в административном деле материалов уголовного дела недопустимо.

В чем проявляется нарушение валютного законодательства по ч. 1 ст. 15.25 КоАП РФ

Основные принципы валютных отношений заложены в Законе № 173-ФЗ (далее — Закон), регулирующем порядок осуществления валютного контроля и обращения с валютой.

Данный закон понимает под резидентами юридическое лицо, образованное по нормам российского права, а под нерезидентом — иностранную компанию.

Исходя из ст. 9 Закона, резиденты не могут осуществлять между собой операции с валютой, за некоторыми исключениями, которые поименованы в этой же статье.

Резиденты несут всю полноту ответственности за допущенные в сфере валютных отношений отступления от принятых правил.

КоАП РФ по ч. 1 ст. 15.25 возлагает на виновное лицо ответственность за выполнение следующих противозаконных действий с валютой:

  1. покупка валюты иностранного происхождения без участия банковских организаций;
  2. осуществление действий с валютой без использования счета в уполномоченном банке;
  3. выполнение валютных операций при помощи средств, зачисленных на счета заграничных банков.

Нарушение посягает на правоотношения в области валютного законодательства и выражается в том, что виновное лицо выполняет операции с валютой, допуская несоблюдение установленных российскими законами норм, либо совершает запрещенные операции.

Апелляция изменила решение с учетом дополнительных доказательств

В апелляции налоговая просила приобщить к делу дополнительные документы — материалы уголовного дела в отношении директора Общества. По правилам АПК РФ, инспекция мотивировала невозможность предъявления данных доказательств тем, что ранее следственные органы отказывали ей в ознакомлении с документами. Попытка привлечь к делу следственные органы в целях получения необходимых доказательств была отклонена судом 1-ой инстанции.

Апелляция включила новые доказательства в дело, обосновывая свои действия следующим.

Пленум ВАС РФ в постановлении от 28 мая 2009 г. № 36 в п. 26 разъяснил, что апелляция, приобщая к делу новые доказательства, должна удостовериться в уважительности причин, по которым доказательства не были предъявлены ранее. Такой причиной может быть, в том числе, безосновательный отказ первой инстанции в одобрении заявления об истребовании необходимых для дела доказательств.

По данному делу АС Архангельской области располагал сведениями о наличии двух уголовных дел, касающихся предмета спора. Налоговая просила суд помочь получить материалы из данных уголовных дел, но получила отказ.

Президиум ВАС РФ в постановлении от 24 июня 2014 года № 3159/14 разъяснил, что если имеется приговор суда по уголовному делу, который вступил в силу, то такой акт является обязательным для арбитражных судов. Наличие приговора освобождает сторону спора от доказывания в той части, в какой приговор отражает важные для судебного спора моменты. Кроме того, в арбитражном процессе могут быть использованы и иные материалы уголовного дела, если они подтверждают высказываемые стороной доводы.

На основании указанного новые доказательства (платежные документы, протоколы обыска, осмотра вещей и допроса специалиста) были признаны относимыми к делу и приобщены к имеющимся материалам.

Исходя из данных доказательств, суд пришел к выводу о совершении Обществом притворной внешнеэкономической сделки.

Имеющаяся электронная переписка и записи телефонных разговоров подтвердили, что Общество по вопросам приобретения судна взаимодействовало не с зарубежной компанией, а с гражданином Екименко Д.Ю., который действовал от лица другой иностранной фирмы — «Марин Оверсиз ЛП». У данной фирмы и компании «Голден Бриз Шипинг Корп» имелось соглашение от 4 марта 2016 года, в рамках которого и действовал гражданин. Составление соглашения и последующее его подписание контролировалось директором Общества. Услуги гражданина были оценены в 30 тыс. американских долларов, и по поручению директора Общества были перечислены со счета «Голден Бриз Шипинг Корп» на счет «Марин Оверсиз ЛП».

Таким образом, налоговая инспекция имела достаточные доказательства оказания брокерских услуг не партнером по внешнеторговой сделке, а иным лицом, не участвующим в отношениях сторон. Директор Общества использовал иностранную компанию для вывода валюты с территории России в целях дальнейшего ее использования для личных нужд. Чтобы прикрыть притворность сделки, Кузьмин Д.В. предоставил в банк недостоверные документы, на основании которых денежные средства незаконно выбыли с российской территории.

Общество не доказало, что договор с «Голден Бриз Шипинг Корп» преследовал деловые цели и имел реальное исполнение. Следовательно, Общество допустило совершение незаконной валютной операции, что повлекло за собой наложение на него административного наказания по ч. 1 ст. 15.25 КоАП РФ.

Как следует из КоАП РФ, вина юридического лица имеет место в тех случаях, когда оно могло соблюсти принятые правила, но мер к их исполнению не приняло. В данном деле Общество знало о необходимости выполнения предписаний валютного законодательства, но нарушило их. Апелляция признала решение налоговой законным, а судебный акт 1-ой инстанции отменила.

Из рассмотренного примера видно, что нарушения в сфере валютного законодательства рассматриваются государством как одни из наиболее серьезных проступков. С этим связана и строгость наказаний за незаконные операции.

Последние отзывы
о компании "1Капиталь"
  • 5

    Екатерина / 13.04.2017

    Очень благодарна за сотрудничество с вашей оценочной компанией. Работу делают профессионально и в срок. Надеемся и на дальнейшее сотрудничество. Спасибо за работу

  • 5

    Сергеев А.В. / 30.03.2017

    Результатом выполненных компанией работ удовлетворен полностью. Быстро, качественно, без какихлибо сложностей. Буду рекомендовать другим

  • 5

    Ким Н.В. / 29.03.2017

    Очень быстро, вежливо, доходчиво. Приятно сотрудничать.