Соразмерное сумме контракта денежное наказание за недобросовестную конкуренцию
Город:
+7 (499) 638-30-33
Полковая, д.3, стр. 2
пн-птн с 9.00 до 18.00
Отправьте заявку и получите скидку 3%!

Последние отзывы
о компании "1Капиталь"
  • 5

    Екатерина / 13.04.2017

    Очень благодарна за сотрудничество с вашей оценочной компанией. Работу делают профессионально и в срок. Надеемся и на дальнейшее сотрудничество. Спасибо за работу

  • 5

    Сергеев А.В. / 30.03.2017

    Результатом выполненных компанией работ удовлетворен полностью. Быстро, качественно, без какихлибо сложностей. Буду рекомендовать другим

  • 5

    Ким Н.В. / 29.03.2017

    Очень быстро, вежливо, доходчиво. Приятно сотрудничать.

Заказать услугу

Соразмерное сумме контракта денежное наказание за недобросовестную конкуренцию

Государственные тендеры являются лакомым куском для компаний: в случае выигрыша организация обеспечена и работой, и стопроцентной оплатой за выполненный объем. Тем более в условиях стагнации экономики участие в аукционах – единственный способ «выжить» для ряда предприятий. Казалось бы, законодатель предусмотрел все, и поэтому процедура торгов должна пройти в условиях честной конкуренции.

Но даже в аукционах бывают ситуации, что выигрывает определенная компания. Для этого совсем не обязательна поддержка специалиста «по ту сторону» барьера. Есть совсем простые способы: сговор с участниками аукциона. Суть проста: несколько игроков действуют в ходе торгов на понижение, чтобы «отсеять» добросовестного участника. Схема действительно работает, выявить сговор сложно. Что грозит нарушителю? Об этом – в нашей статье.

Аукцион

В 2015 году Управлением муниципального заказа администрации г. Норильска были организованы ряд аукционов на оказание услуг по охране социальных объектов. В пяти из них выиграло «Барс +». Общая сумма контрактов составила 13,5 млн. рублей.

С результатами аукциона не согласилась ГК «Единство». Она обратилась с заявлением к организатору торгов – в Управление муниципального заказа администрации г. Норильска. Обращение компании было перенаправлено в Управление Федеральной антимонопольной службы по Красноярскому краю.

На основании заявления и поручения центрального аппарата ответственные специалисты надзорного органа провели проверку соблюдения положений антимонопольного закона в ходе вышеуказанных электронных аукционов.

b5e684b81cf819b0515f426edebcea37-w1024-h800.jpg

Что выявил антимонопольный орган

Разбирательство дела проводилось УФАС с марта по август 2016 года. По результатам рассмотрения собранных материалов надзорный орган пришел к выводу, что четыре организации, а именно «Барс+», «Гранд-Вид», НПП «Галактика» и ЧОО «Алиот», были в сговоре друг с другом. Все они участвовали в торгах. В ходе аукциона они манипулировали ценами, работали на их понижение, чтобы добросовестные участники вышли из торгов, а победа досталась «Барс+».

Как выявил сговор антимонопольный орган? На это указывали ряд обстоятельств:

  • «Барс+», «Гранд-вид», «Алиот», НПП «Галактика» направляли ценовое предложение и подавали заявку на участие в аукционе с одного и того же ip-адреса;
  • При сравнении выписок из ЕГРЮЛ было выявлено, что фактическая деятельность компаний ведется в одном помещении;
  • Совпадают учредители компаний;
  • Подана идентичная документация, с разницей в названиях компании.

При этом участники электронных аукционов знали, что они выиграют по предложению самой низкой цены, но во второй части, при рассмотрении документов, их «отсеют», так как у них нет лицензии на охранную деятельность. Вся документация была в порядке только у «Барс+», стоимость услуг которой не самая низкая, но при этом оставило позади добросовестного конкурента.

По итогам аукционов с компанией заключены пять контрактов на общую сумму 13,5 млн. рублей. Именно эти цифры фигурируют в материалах дела УФАС. Антимонопольный орган выдал предписание «Барс+» о направлении дохода в размере 13,5 млн. рублей, полученного путем нарушения антимонопольного законодательства, в пользу федерального бюджета.

Что предпринимает «Барс+»

Частная охранная организация не согласилась с решением Управления Федеральной антимонопольной службы по Красноярскому краю. Она попыталась оспорить акты надзорного органа в судебном порядке – вышла с заявлением в Арбитражный суд Красноярского края.

В марте 2017 года суд выносит свой вердикт: отказать в удовлетворении заявления «Барс+». Не помогло охранному предприятию и обращение с апелляцией в Третий Арбитражный апелляционный суд. В июне 2017 года постановлением суда решение первой инстанции остается в силе.

Но нарушитель антимонопольного законодательства не спешил расплатиться по счетам. Поэтому надзорный орган обратился с исковым заявлением о взыскании 13,5 млн. рублей в Арбитражный суд Красноярского края (дело № А33-26234/2017).

Позиция суда в вопросе возмещения ущерба при недобросовестной конкуренции

В ходе судебного заседания по делу о взыскании в пользу федерального бюджета дохода, полученного в результате нарушения требований антимонопольного законодательства, судья обратил внимание на следующие обстоятельства:

  • Подтверждается ли факт нарушения закона о защите конкуренции;
  • Сумма дохода, которую компания получила вследствие правонарушения;
  • Имеется ли предписание УФАС о возврате средств в доход федерального бюджета;
  • Исполнено или нет предписание.

В предыдущих судебных актах по исполнению предписания указано на законность и обоснованность предписания антимонопольного органа и обязательность для исполнении «Барс+». Поэтому судья сослался на ст. 16 АПК РФ, согласно которой вступившие в силу судебные решения Арбитражного Суда обязательны и подлежат исполнению. Значит нет сомнений в допущении «Барс+» нарушения закона о защите конкуренции.

Расчет дохода

Итак, мы выяснили, что общая сумма контрактов составила 13,5 млн. рублей. Именно ее антимонопольный орган и суды считают доходом, подлежащим изъятию в пользу федерального бюджета.

В Третий арбитражный суд и в суд первой инстанции представитель «Барс+» представляло акты сверки расчетов по каждому объекту охраны, которые свидетельствовали, что компания по спорным контрактам получила меньшую сумму.

Почему суд не принял эти документы в расчет? На каком основании была утверждена сумма дохода в 13,5 млн. рублей?

Во-первых, акты сверки подписаны только исполнителем по контракту, поэтому суд не посчитал эти документы достоверными.

Во-вторых, судья сослался на нормативные акты и судебную практику.

Доход, который нужно взыскать в пользу федерального бюджета с лица, чьи действия нарушают антимонопольное законодательство, представляет собой доход, полученным нарушителем вследствие его противоправных деяний. Такая позиция содержится в обзоре судебной практики при рассмотрении дел о защите конкуренции. Документ утвержден Президиумом ВС РФ 16.03.2016 г.

Определение понятия «доход» есть также в ст. 41 НК РФ. Согласно ей, доход – это экономическая выгода, выраженная деньгами или в натуральной форме. Она учитывается, если ее можно оценить и определить как доход физического лица, прибыль организации и пр.

Раскрывает понятие «доход» и Минфин России в своем приказе от 06.05.1999 г. под номером 32н, которым утверждается Положение по бухучету «Доходы организации». Позиция ведомства: доход – это увеличение экономических выгод за определенный отчетный период или уменьшение обязательств, приводящих к увеличению капитала, отличного от вкладов собственников. В доходные статьи включаются выручка от реализации товаров и услуг, проценты и дивиденды, роялти, плата за аренду и т.д.

В соответствии с п. 1 ст. 249 НК РФ доход от реализации товаров и услуг – это выручка от реализации собственных товаров и услуг, а также приобретенных раньше, выручка от реализации прав на имущество. Выручку от реализации определяют как сумму всех поступлений за реализованные товары и услуги или имущественные права.

Подобным образом определяется доход в судебной практике. Подтверждение тому – Постановление Третьего Арбитражного апелляционного суда от 24.05.2016 г. по делу № А33-25976/2015.

Сумма дохода «Барс+» в 13,5 млн. рублей была определена еще в Постановлении Третьего арбитражного апелляционного суда от 05.06.2017 г., которое поддержало решение Арбитражного суда Красноярского края по делу № А33-24822/2016. Оба решения вступили в законную силу. Поэтому вопрос об изменении суммы дохода не мог стоять в данном судебном заседании, посчитал судья. Он сослался на следующие нормативные акты:

  • Часть 2 ст. 69 АПК РФ, согласно которой обстоятельства, установленные вступившим в силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.
  • Постановление Конституционного Суда РФ от 21.12.2011 г. № 30-П. Этот акт признает преюдициальное значение судебного решения. Согласно ему, факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения, должен принимать суд по другому делу, если они имеют значение для разрешения данного дела. Преюдициальность призвана поддержать непротиворечивость судебных актов и обеспечить правовую определенность.
  • Определение Конституционного Суда РФ от 04.07.2017 г. № 1442-О.

Результатом рассмотрения дела ожидаемо стало признание правоты Управления Федеральной антимонопольной службы по Красноярскому краю и удовлетворение его исковых заявлений. «Барс+» обязано перечислить в федеральный бюджет 13,5 млн. рублей. Выходов у компании несколько – обжаловать решение в Третий арбитражный апелляционный суд, выплатить указанную сумму или объявить себя банкротом.

Послесловие

Что из всего этого следует? Нарушать антимонопольное законодательство себе дороже. Органы ФАС обладают широкими полномочиями, а положения нормативных актов в части наказания весьма суровы. В данной ситуации компании придется заплатить в пользу федерального бюджета 13,5 млн. рублей. Не факт, что с исковым заявлением не обратится и заказчик по договору. Ведь необходимо получить охранные услуги путем проведения другого аукциона. Добавьте к этому себестоимость компании исполнителя - как минимум заработную плату охранников, огромный материальный ущерб для компании налицо. Есть еще и репутационный убыток, и возможность внесения в «черные списки» участников аукционов.