За совершение незаконных валютных операций грозит штраф
Город:
+7 (499) 638-30-33
Полковая, д.3, стр. 2
пн-птн с 9.00 до 18.00
Заказать услугу

За совершение незаконных валютных операций грозит штраф

Все валютные операции, совершаемые на территории Российской Федерации, подлежат контролю со стороны налоговых органов. Особое внимание обращено на взаимоотношения с иностранными контрагентами. Существуют различные правила в сфере валютного регулирования, которым должны следовать участники внешнеэкономических отношений. Если налоговая выявляет фиктивные схемы, созданные для вывода валюты с российской территории, у нарушителя возникает ответственность как административного, так и уголовного характера.

Штрафы за данные проступки весьма внушительны, а размер уголовной ответственности зависит от суммы валютной операции.

В качестве примера можно привести постановление 14-го ААС по делу № А05-5375/2018.

В суд обратилось ООО «ТК Северный проект» с жалобой на МИФНС № 9 по Архангельской области и Ненецкому автономному округу. Общество полагало, что налоговая неправомерно наложила на него штраф в сумме 4,9 млн. руб. Первая инстанция согласилась с жалобой, но налоговая обратилась в апелляцию, которая отменила решение нижестоящего суда.

Причины привлечения общества к административной ответственности

Общество «ТК Северный проект» было создано в 2010 году. На протяжении 7 лет его единственным участником и директором был Кузьмин Д.В. В июне 2015 г. в одном из архангельских филиалов банка «Уралсиб» Обществом открыт долларовый валютный счет.

В январе 2016 г. фирма заключила с иностранной организацией «Голден Бриз Шипинг Корп» внешнеторговую сделку по оказанию брокерских услуг. Данная компания была зарегистрирована на территории Маршалловых островов, которые находятся вне таможенной территории ЕАЭС. По договору организация обязалась помочь Обществу в поиске и покупке морского судна. Стоимость услуг была оценена в 130 тыс. американских долларов.

Чтобы рассчитаться за оказанные услуги, Общество открыло в банке паспорт сделки. С марта по июнь 2016 года были совершены банковские операции по переводу денежных средств на счет указанной зарубежной компании. В подтверждение исполнения договора в банк был предоставлен акт об оказании услуг. В ноябре 2016 года по заявке Общества паспорт сделки был закрыт банком, так как с обеих сторон по документам договор был полностью исполнен.

В декабре 2017 года из таможни в налоговую инспекцию поступили материалы, указывающие на совершение директором Общества уголовных преступлений по ч. 1 ст. 194 и ч. 1 ст. 193.1 УК РФ. По первому делу он обвинялся в неуплате обязательных таможенных платежей в крупном размере. Данное дело было прекращено в связи с добровольным возмещением ущерба. По второму делу ему вменялось нарушение порядка выполнения операций с валютой путем использования заведомо недостоверных документов.

Инспекция провела расследование, в ходе которого было установлено, что фактически брокерский договор между Обществом и иностранной компанией не был исполнен последней, а у Общества не было цели получить услуги по поиску судна у исполнителя договора. Указанное свидетельствовало о том, что сделка была притворной, чтобы скрыть истинные намерения сторон. Проверка показала, что брокерские услуги были оказаны гражданином Екименко Д.Ю., а иностранная фирма была использована для вывода финансовых средств с территории России. В результате сделки брокерское вознаграждение поступило в распоряжение директора Общества, который в дальнейшем мог пользоваться этими деньгами в своих целях и для нужд Общества.

Директор Общества, зная о том, что подконтрольная ему иностранная компания не будет оказывать брокерские услуги, перевел на ее счет через российский банк денежную сумму в размере 130 тыс. американских долларов по недостоверным документам.

Данный вывод был сделан в акте, составленном налоговой по результатам проверки. Также в акте подчеркивалось, что Обществом допущено совершение незаконной валютной операции под видом законной сделки. Данный акт лег в основу административного дела, возбужденного в апреле 2018 года. Уполномоченное должностное лицо налоговой признало Общество виновным в совершении правонарушения по ч. 1 ст. 15.25 КоАП РФ и оштрафовало его на сумму 4,9 млн. руб.

Юрлицо не согласилось с принятым постановлением и обжаловало его в арбитражный суд. Оно считало, что налоговая не доказала притворность сделки, а также полагало, что использование в административном деле материалов уголовного дела недопустимо.

В чем проявляется нарушение валютного законодательства по ч. 1 ст. 15.25 КоАП РФ

Основные принципы валютных отношений заложены в Законе № 173-ФЗ (далее — Закон), регулирующем порядок осуществления валютного контроля и обращения с валютой.

Данный закон понимает под резидентами юридическое лицо, образованное по нормам российского права, а под нерезидентом — иностранную компанию.

Исходя из ст. 9 Закона, резиденты не могут осуществлять между собой операции с валютой, за некоторыми исключениями, которые поименованы в этой же статье.

Резиденты несут всю полноту ответственности за допущенные в сфере валютных отношений отступления от принятых правил.

КоАП РФ по ч. 1 ст. 15.25 возлагает на виновное лицо ответственность за выполнение следующих противозаконных действий с валютой:

  1. покупка валюты иностранного происхождения без участия банковских организаций;
  2. осуществление действий с валютой без использования счета в уполномоченном банке;
  3. выполнение валютных операций при помощи средств, зачисленных на счета заграничных банков.

Нарушение посягает на правоотношения в области валютного законодательства и выражается в том, что виновное лицо выполняет операции с валютой, допуская несоблюдение установленных российскими законами норм, либо совершает запрещенные операции.

Апелляция изменила решение с учетом дополнительных доказательств

В апелляции налоговая просила приобщить к делу дополнительные документы — материалы уголовного дела в отношении директора Общества. По правилам АПК РФ, инспекция мотивировала невозможность предъявления данных доказательств тем, что ранее следственные органы отказывали ей в ознакомлении с документами. Попытка привлечь к делу следственные органы в целях получения необходимых доказательств была отклонена судом 1-ой инстанции.

Апелляция включила новые доказательства в дело, обосновывая свои действия следующим.

Пленум ВАС РФ в постановлении от 28 мая 2009 г. № 36 в п. 26 разъяснил, что апелляция, приобщая к делу новые доказательства, должна удостовериться в уважительности причин, по которым доказательства не были предъявлены ранее. Такой причиной может быть, в том числе, безосновательный отказ первой инстанции в одобрении заявления об истребовании необходимых для дела доказательств.

По данному делу АС Архангельской области располагал сведениями о наличии двух уголовных дел, касающихся предмета спора. Налоговая просила суд помочь получить материалы из данных уголовных дел, но получила отказ.

Президиум ВАС РФ в постановлении от 24 июня 2014 года № 3159/14 разъяснил, что если имеется приговор суда по уголовному делу, который вступил в силу, то такой акт является обязательным для арбитражных судов. Наличие приговора освобождает сторону спора от доказывания в той части, в какой приговор отражает важные для судебного спора моменты. Кроме того, в арбитражном процессе могут быть использованы и иные материалы уголовного дела, если они подтверждают высказываемые стороной доводы.

На основании указанного новые доказательства (платежные документы, протоколы обыска, осмотра вещей и допроса специалиста) были признаны относимыми к делу и приобщены к имеющимся материалам.

Исходя из данных доказательств, суд пришел к выводу о совершении Обществом притворной внешнеэкономической сделки.

Имеющаяся электронная переписка и записи телефонных разговоров подтвердили, что Общество по вопросам приобретения судна взаимодействовало не с зарубежной компанией, а с гражданином Екименко Д.Ю., который действовал от лица другой иностранной фирмы — «Марин Оверсиз ЛП». У данной фирмы и компании «Голден Бриз Шипинг Корп» имелось соглашение от 4 марта 2016 года, в рамках которого и действовал гражданин. Составление соглашения и последующее его подписание контролировалось директором Общества. Услуги гражданина были оценены в 30 тыс. американских долларов, и по поручению директора Общества были перечислены со счета «Голден Бриз Шипинг Корп» на счет «Марин Оверсиз ЛП».

Таким образом, налоговая инспекция имела достаточные доказательства оказания брокерских услуг не партнером по внешнеторговой сделке, а иным лицом, не участвующим в отношениях сторон. Директор Общества использовал иностранную компанию для вывода валюты с территории России в целях дальнейшего ее использования для личных нужд. Чтобы прикрыть притворность сделки, Кузьмин Д.В. предоставил в банк недостоверные документы, на основании которых денежные средства незаконно выбыли с российской территории.

Общество не доказало, что договор с «Голден Бриз Шипинг Корп» преследовал деловые цели и имел реальное исполнение. Следовательно, Общество допустило совершение незаконной валютной операции, что повлекло за собой наложение на него административного наказания по ч. 1 ст. 15.25 КоАП РФ.

Как следует из КоАП РФ, вина юридического лица имеет место в тех случаях, когда оно могло соблюсти принятые правила, но мер к их исполнению не приняло. В данном деле Общество знало о необходимости выполнения предписаний валютного законодательства, но нарушило их. Апелляция признала решение налоговой законным, а судебный акт 1-ой инстанции отменила.

Из рассмотренного примера видно, что нарушения в сфере валютного законодательства рассматриваются государством как одни из наиболее серьезных проступков. С этим связана и строгость наказаний за незаконные операции.



Отказаться от оплаты принятых работ при отсутствии доказательства недостатков невозможно

В судебной практике встречается много исков, связанных с отказом заказчиков в оплате выполненных работ, оказанных услуг или поставленного товара по причине их низкого качества или наличия существенных недостатков.

По общему правилу заказчик обязан оплатить стоимость работ, если они выполнены согласно условиям договора. Многие понимают это правило таким образом, что если вдруг будут найдены несоответствия и отступления от условий сделки, то можно задержать оплату.

Однако данное понимание ошибочно. Заказчик обязан принять работу, даже если им выявлены некоторые недостатки. В таком случае закон позволяет заказчику уменьшить стоимость платы. Только неустранимые недостатки могут стать причиной отказа от договора. Также отказ от оплаты может последовать, если исполнитель не желает устранять недостатки.

Во всех случаях суду потребуется предоставить письменные доказательства фиксации недостатков. При этом в качестве таковых могут выступать только доказательства, предусмотренные законом. Это акты осмотра результатов работ, проведение исследований, экспертиз и т.п.

В отсутствии надлежащих доказательств суд примет сторону продавца или подрядчика. Так случилось в деле № А43-42567/2017 г., которые было рассмотрено АС Нижегородской области 2 марта 2018 г.

luxsoft_01_9650.jpg

Причина обращения в суд

В ноябре 2013 года ООО «КРОК Инкорпорейтед» (генподрядчик) и ООО «Промышленное строительство» (подрядчик) заключили спорный договор подряда в целях строительства здания суда в Красноярском крае. По условиям сделки подрядчик должен был выполнить работы, связанные с проведением инженерных сетей в здании. Порядок работ и требования к ним содержались в специально разработанной проектно-сметной документации. По завершении установки оборудования подрядчик обязался передать генподрядчику права пользования программным обеспечением, на котором работала установка, а также обязался осуществлять его гарантийное обслуживание.

В договоре было закреплено, что пользование программами осуществляется на основании простой лицензии, передача которой выполняется генподрядчику за плату.

В период действия договора стороны несколько раз меняли его условия, обговаривая их в дополнительных соглашениях.

В одном из последних соглашений стороны прописали условия передачи программы, порядок пользованию ею, а также ее стоимость. Права необходимо было передать в течение тридцати дней после подписания данного дополнения. Стоимость передаваемых прав стороны оценили в 2,2 млн. рублей. Генподрядчику вменялось в обязанность в течение 10 банковских дней с момента подписания дополнения оплатить подрядчику всю оговоренную сумму.

Истец передал права на программу Ответчику в декабре 2016 года, тем самым выполнив все свои обязательства по договору. Но встречного исполнения от Ответчика не получил.

В июле 2017 года Истец обратился с соответствующей претензией к Ответчику, в которой просил оплатить долг и начисленные пени по нему. Не получив ответа в установленный срок, Истец подал иск в суд.

Позиции сторон по вопросам исполнения договора

Генподрядчик не был согласен с требованиями иска, так как по договору предусматривалась передача качественно смонтированного оборудования и прав на пользование программой, которая также должна была быть исправной. Вопреки данным требованиям, оказалось, что установленные системы не работают с той программой, права на которую получил генподрядчик. В подтверждение своих доводов Ответчик приложил соответствующие письма Заказчика об имеющихся проблемах с установкой.

Ответчик указал на то, что дополнение к договору составляет с ним единое целое, следовательно, оплата будет произведена, как только Истец устранит выявленные недостатки.

В суде Ответчик заявлял несколько ходатайств:                                    

  1. О проведении строительно-технической экспертизы, целью которой являлась проверка установленной подрядчиком охранной системы, информационных сетей и систем связи, разработанных программ и имеющегося серверного оборудования, иных инженерных сетей. Также Ответчик полагал необходимым осуществить проверку качества выполненных работ на их соответствие проекту, тексту договора и строительным нормативам.
  2. О содействии в обращении к администратору арбитражного суда для получения от него сведений о качестве работы поставленного оборудования и программного обеспечения.
  3. Об отложении судебного заседания для сбора дополнительных доказательств.

Истец не был согласен с первым заявлением, так как Ответчик принял выполненные им работы и поставленное оборудование без указания на их недостатки, а в конце декабря 2016 года приступил к эксплуатации оборудования.

Суд не нашел причин для назначения испрашиваемой экспертизы. Отказ был связан с тем, что суть иска состояла в понуждении Ответчика оплатить права на пользование программой, переданной на основании простой лицензии. Ответы на перечисленные Ответчиком вопросы, которые он планировал задать экспертам, не повлияли бы на итог рассмотрения данного дела.

Суд отклонил второе заявление, сославшись на ст. 68 АПК РФ. Согласно норме, нельзя доказать какое-то обстоятельство дела не предусмотренными законом способами. В силу закона качество выполнения строительных работ нельзя подтверждать ответами администратора суда.

На просьбу отложить заседание суда Ответчик также получил очередной отказ. Суд обосновал это тем, что у Ответчика было много времени для сбора необходимых документов. Стороны собирались в суде несколько раз, также суд объявлял перерыв в последнем заседании. Очередное отложение дела будет указывать на затягивание судебного процесса.

Какие нормы применять, если договор носит смешанный характер

Нормы гражданского законодательства закрепляют принцип добросовестности во взаимодействии между сторонами (ст.ст. 307, 309 ГК РФ).

Стороны могут выбрать любой вид договора для заключения как из тех, что перечислены в законах, так и соединив несколько договоров в одном. Если сделка имеет смешанный тип, то к ней применяются различные правила, действие которых распространяется на каждый из элементов договора.

В результате анализа текста судья пришел к выводу, что сделка относится к смешанным. В данном договоре имелись условия, отражающие подрядные, лицензионные отношения и отношения купли-продажи. Спорное дополнение к договору было связано с определением порядка передачи прав на пользование программой за плату. К нему должны применяться нормы лицензионного законодательства и правила поставки товаров.

Как указано в ст. 309 и 310 ГК РФ, ни одна из сторон не может без причины отказаться от исполнения договора. А обязательства должны выполняться согласно достигнутым договоренностям.

Порядок заключения лицензионного договора регулируется ст. 1235 ГК РФ. В пункте 1 данной статьи указано, что обладатель прав на итог своей деятельности может передать другому лицу права на условиях, оговоренных в договоре. За передаваемое право получатель лицензии обязуется внести определенную договором плату (п. 5 ст. 1235 ГКРФ.)

Отношения в сфере поставки урегулированы также в гражданском законодательстве. Ст. 506 кодекса определяет, что в рамках отношений поставки одна сторона передает определенный товар другой стороне, которая использует его в коммерческих целях и вносит плату за оказываемые услуги. Оплата происходит в порядке и согласно формам, которые определили стороны (п. 1 ст. 516 ГК РФ.)

Заплатить за товар покупатель вправе как до получения товара, так и после, если это не противоречит нормам других законов (п. 1 ст. 486 ГК РФ).

Из имеющихся документов суд определил, что в декабре 2016 года Истец передал права на пользование программой Ответчику. Их стоимость составила 2,2 млн. рублей.

Оплата не была произведена Ответчиком, так как у него были сведения о несоответствии поставленной программы установленному оборудованию. Но у Ответчика не имелись допустимые письменные доказательства такого несоответствия. В отсутствии таковых, суд признал иск правомерным и взыскал с Ответчика всю сумму иска.

Кроме того, на данную сумму Истец начислил проценты за пользование чужими финансовыми средствами ввиду не оплаты Ответчиком переданной ему программы. Сумма процентов составила 189 тыс.рублей.

Суд проверил сделанный Истцом расчет и удостоверился, что он был верным.

Таким образом, суд обязал Ответчика оплатить переданные ему права на программу. Ошибка генподрядчика заключалась в том, что он осуществил приемку, не проверив качество выполненных работ. Подписывая акт о приемке, он по сути подтвердил, что работы соответствуют имеющемуся проекту.

В случае со смешанным договором необходимо обращаться к тем нормам права, которые регулируют конкретные отношения между сторонами. В рассмотренном случае в одном договоре были зафиксированы правоотношения по трем различным направлениям: в сфере купли-продажи, подряда и лицензирования.

Спор между сторонами касался отсутствия оплаты за передачу прав на пользование программным продуктом. Следовательно, вся доказательная база строилась вокруг данных правоотношений и иные вопросы суд не интересовали. Поэтому при заключении смешанного договора важно прописывать условия приемки и оплаты работ по каждому из его элементов.

Последние отзывы
о компании "1Капиталь"
  • 5

    Екатерина / 13.04.2017

    Очень благодарна за сотрудничество с вашей оценочной компанией. Работу делают профессионально и в срок. Надеемся и на дальнейшее сотрудничество. Спасибо за работу

  • 5

    Сергеев А.В. / 30.03.2017

    Результатом выполненных компанией работ удовлетворен полностью. Быстро, качественно, без какихлибо сложностей. Буду рекомендовать другим

  • 5

    Ким Н.В. / 29.03.2017

    Очень быстро, вежливо, доходчиво. Приятно сотрудничать.