При прекращении аренды каждый пункт Договора имеет значение
Город:
+7 (499) 638-30-33
Полковая, д.3, стр. 2
пн-птн с 9.00 до 18.00
Заказать услугу

При прекращении аренды каждый пункт Договора имеет значение

В поисках помещений под размещение будущего или действующего бизнеса очень важно не натолкнуться на недобросовестных арендодателей. Подписывая договор аренды, необходимо досконально изучить все его условия, чтобы в последующем понимать, какие действия можно совершать, а от каких лучше воздержаться.

Так, 25 сентября 2018 года 9-ым ААС вынесено постановление по делу № А40-26538/18, которым арендодатель признан виновным в незаконном удержании денежных средств, внесенных ему в качестве гарантии исполнения арендатором договорных условий.

40fc16b646ab1a4cee7ebc0a92008913.jpg

Какие обстоятельства дела были установлены судом

В мае 2014 года ЗАО «Экстракт-Фили» (арендодатель) и ЗАО «Идея Хобби» (арендатор) подписали договор аренды сроком на пять лет. В аренду передавалось нежилое помещение площадью 856,6 кв. м.

Одним из пунктов договора было обозначено, что при отсутствии регистрации арендных отношений в течение 11 месяцев с момента его подписания он считается перезаключенным на следующие 11 месяцев. При этом не было указано на необходимость подписания дополнительных документов к основному договору. Все условия оставались прежними.

Через два дня после заключения сделки ЗАО «Идея хобби» перевело на счета Ответчика сумму в размере 4,8 млн. рублей. Назначение данного платежа выражалось в обеспечении исполнения арендатором своих обязательств по договору.

Спустя два года с даты возникновения арендных отношений было подписано дополнение к договору аренды, согласно которому все права, связанные с арендованным помещением, перешли от ЗАО «Идея хобби» к ООО «Идея Центр». Также стороны уменьшили арендуемую площадь на 17 кв. м. Дополнительно стороны прописали, что ранее внесенный обеспечительный платеж по договору засчитывается как обеспечение, внесенное новым участником сделки, и все права по нему переходят к ООО «Идея Центр».

25 марта 2016 года истекли очередные 11 месяцев, но договор так и не был направлен на регистрацию. Поэтому он считался продленным на новый срок с 26.03.2016 г. по 26.02.2017 г. Когда очередной срок подходил к концу, между обществами велись переговоры об изменении ранее оговоренных условий. Согласие не было достигнуто, ввиду чего арендатор за 5 дней до истечения срока действия договора письменно уведомил арендодателя о расторжении сделки с 27 апреля 2017 г. Истец предлагал обсудить работы по демонтажу торгового оборудования с 1 марта 2017 г. и рассмотреть подготовленные им акты о возврате арендуемых площадей.

Арендодатель, в свою очередь, направил 7 марта 2017 года Истцу письмо, в котором сообщал об одностороннем расторжении договора аренды. В качестве обоснования своих действий указал две причины:

  1. частое несоблюдение порядка внесения арендных платежей;
  2. нарушение с 1 марта 2017 года условия об обязательности ведения предпринимательской деятельности на арендуемой площади.

Также ЗАО «Экстракт-Фили» сообщил, что оставляет у себя обеспечение, внесенное Истцом в 2014 году. Возможность совершения таких действий он обосновал расторжением договора по инициативе арендатора, сославшись на п. 4.6. Договора.

Истец был полностью не согласен с указанным, в связи с чем был вынужден искать защиту в Арбитражном суде г. Москвы.

На что обратил внимание суд 1-ой инстанции

В первую очередь судья указал, что право арендатора на расторжение договора не прописано в его тексте. Во-вторых, в договоре отсутствует срок, в течение которого должно направляться уведомление о его расторжении. Следовательно, Истец действовал исходя из обычных для таких правоотношений норм.

Что касается встречного уведомления Ответчика об одностороннем выходе из сделки, суд указал следующее. Данное письмо было датировано 7 марта 2017 года, то есть по истечении 10 дней с момента отказа от продления договора, выраженного в уведомлении Истца. Следовательно, арендатор не имел оснований для оставления у себя обеспечения контрагента.

Исходя из указанного судья признал удерживаемое Ответчиком обеспечение его неосновательным обогащением.

Как трактует неосновательное обогащение ГК РФ

Согласно п. 1 ст. 1102 ГК РФ лицо, которое, не имея законных или предусмотренных сделкой оснований, удерживает у себя чужое имущество, обязано вернуть собственнику незаконно полученное имущество (неосновательное обогащение).

Исходя из ст. 1105 ГК РФ, если лицо в нарушение закона использовало чужое имущество и не намеревалось его приобрести в дальнейшем, то оно обязано передать владельцу все, что им было получено в результате такого пользования. Размер возмещения определяется с учетом действовавшей на момент окончания пользования цены.

Обязанность возвратить все полученное, а также компенсировать все возможные доходы, которые владелец вещи мог получить, но не получил, возникает с того дня, когда лицо, пользующееся чужим имуществом, узнало о своем незаконном обогащении (ст. 1107 ГК РФ)

Как определяется момент расторжения договора

ООО «Экстракт-Фили» полагало, что суд неверно рассудил спор касательно момента расторжения договора. Так, первая инстанция указала, что сделка прекратила существование в связи с отказом от продления договора арендатором. А Ответчик настаивает на том, что договор расторгнут по причине неисполнения арендатором его условий.

Данные обстоятельства изучены судебной коллегией и указано следующее.

Согласно ст. 425 ГК РФ стороны могут обговорить условие о том, что окончание срока действия правоотношений сторон влечет за собой и прекращение обязательств по сделке. Если же такое условие стороны не прописали, то правоотношения сохраняются, пока каждая из сторон не исполнит возложенные на нее обязательства.

В соответствии с п. 1 ст. 610 ГК РФ, срок действия договора аренды определяется в его тексте. Данная статья не обязывает контрагентов уведомлять о желании расторгнуть договор в связи с достижением его конечного срока действия.

Кроме того, в ст. 621 ГК РФ содержится правило, согласно которому арендатор, добросовестно исполнивший все свои обязательства по договору, обладает преимуществом перед другими субъектами для заключения нового договора. Если у арендатора есть такое желание, от него требуется письменно уведомить об этом арендодателя в оговоренный сторонами срок. Если же такой договоренности нет, то направить свои пожелания можно в разумный срок.

В письме Истца выражено желание не заключать договор на новый срок из-за неразрешенных разногласий.

Гражданское законодательство подразумевает принцип добровольности договора (ст. 421 ГК РФ). Поэтому предположение Ответчика о том, что договор продолжил свое действие, несмотря на отказ от его продления Истцом, говорит о фактическом принуждении контрагента к перезаключению договора на следующие 11 месяцев. Указанное противоречит названному принципу.

Поэтому апелляция посчитала, что правоотношения по аренде прекратились между сторонами 25 февраля 2017 года, в день истечения его срока действия. С указанной даты удержание арендодателем полученного по договору обеспечения являлось неправомерным.

Что понимается под обеспечением исполнения договора

Денежные средства, передаваемые арендатором контрагенту, становятся гарантией своевременного поступления арендной платы, передачи арендуемого имущества в надлежащем состоянии по истечении срока действия договора, а также гарантией получения штрафных платежей, при их наличии.

Право арендодателя на использование суммы обеспечения строго ограничено законом. Оставить у себя гарантийный взнос без судебного разбирательства можно при наличии нескольких условий:

  • если сделка прекращается по инициативе арендатора;
  • если выставлены штрафные санкции за существеннее нарушение контрагентом своих обязательств.

Односторонний отказ от продолжения арендных отношений и оставлении у себя внесенного обеспечения Ответчик выразил в письме от 7 марта 2017 года. С учетом установленных по делу обстоятельств, указанное письмо было написано через неделю после расторжения сделки.

Таким образом, Ответчик сообщил Истцу об удержании суммы гарантии уже после истечения срока сделки, что является недопустимым.

Порядок внесения арендной платы при отказе в доступе к имуществу

Ответчик полагал, что Истец должен был продолжать вносить плату за аренду после 26 февраля 2017 года, так как сделка была автоматически пролонгирована. На это коллегия указала следующее.

Документами подтверждалось, что, начиная с 1 марта 2017 года, Ответчик не допускал в сдаваемые помещения представителей Истца. Данные действия он объяснял имеющимися со стороны Истца нарушениями в части исполнения ряда условий договора. Обе стороны подтвердили, что действительно данные события имели место в указанный период. Следовательно, для суда указанный факт являлся установленным и не требовал дополнительной проверки.

Учитывая вышеуказанное, суд удостоверился, что Истец не имел возможности воспользоваться принадлежащим ему имуществом после прекращения договора.

Ответчик в своей жалобе в качестве одного из оснований, послужившего причиной для расторжения договора, указал на неисполнение Истцом условия о беспрерывном осуществлении предпринимательской деятельности на арендуемых площадях. Но коллегия не приняла данный довод, поскольку с 26 февраля 2017 года договор перестал действовать, следовательно, все обязательства также прекратили сове действие.

До указанной даты к Истцу не поступали какие-либо претензии от Ответчика ни в части погашения долга по аренде, ни по иным нарушениям пунктов договора. Суду не были предоставлены доказательства противоправного поведения Истца в период договорных отношений.

Как следствие, апелляция не нашла причин для отмены решения первой инстанции и оставила все как было.

Таким образом, нельзя удерживать обеспечение, гарантирующее исполнение договора, если на то нет веских причин. Каждая из таких причин должна быть доказана с приложением подтверждающих материалов.

Заявка на услугу Представительство в суде
Подробнее об услуге
Отправьте заявку на услугу и получите скидку 3%!

Есть вопросы? Поможем! +7 (499) 638-30-33 ежедневно с 9:00 до 18:00


Как признать право собственности на давнюю самовольную постройку

Некоторые организации, становясь правопреемниками юридических лиц, получают от них определенный набор прав и обязанностей. Также к ним переходит имущество предшественников. Зачастую право собственности в отношении данных объектов бывает не зарегистрировано в ЕГРП либо оказывается, что оно зарегистрировано за другим лицом.

Как поступать в таких случаях, на что можно рассчитывать и какие обстоятельства придется доказывать, можно узнать из решения АС города Москвы от 23 ноября 2018 г.

С заявлением в суд обратилось ООО «Масштаб-Сервис». Иск был адресован к Департаменту горимущества г. Москвы. Истец просил признать за ним право собственности на нежилое здание, расположенное в поселке Коммунарка.

Без названия.jpg

Причина подачи иска

В начале 90-х годов Правительство РФ приняло ряд документов, устанавливающих порядок реорганизации колхозов и совхозов, а также правила приватизации сельхозпредприятий. В соответствии с данными документами, колхозам и совхозам необходимо было пройти перерегистрацию.

Следуя нормам закона, колхоз «Коммунарка» в 1993 году стал акционерным обществом. Согласно утвержденному плану, здание продовольственного магазина 1967 г. постройки подлежало приватизации. В те годы магазин был построен хозспособом на денежные средства колхоза. Никаких разрешений на строительство не оформлялось, также отсутствовала и проектная документация.

В 2011 году СФ ФС РФ принял постановление, на основании которого изменились границы между Москвой и Московской областью. Данные изменения затронули и поселок Коммунарка, который с июля 2012 года вошел в состав столицы.

За организацию работы с объектами движимого и недвижимого имущества города с февраля 2013 года отвечал Департамент городского имущества г. Москвы.

ООО «Масштаб-Сервис» стало правопреемником акционерного общества «Коммунарка». В силу закона к нему перешли все права предыдущего юридического лица, в том числе и право собственности на нежилое здание под продовольственный магазин.

Как быть, если собственником объекта зарегистрировано другое лицо

Просить суд о признании права обладания имуществом может только заинтересованное в этом лицо при условии, что другие лица не признают его права или вступают в прямой спор за данный объект (такие лица становятся ответчиками по делу).

Суд осуществляет защиту потенциального правообладателя только тогда, когда убедится, что у истца имеются все основания для признания за ним права собственности, а также на его право посягают иные лица, которые названы истцом в качестве ответчиков.

Пленум высших судов в одном из своих постановлений разъяснил, что зарегистрированное право оспаривается только в суде. Итоговое решение суда по таким делам является основанием для внесения в ЕГРП новой информации о собственнике (постановление Пленума ВС и ВАС РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 г., далее — Постановление высших судов № 10/22).

Когда имущество зарегистрировано на одно лицо, а другое лицо уверено в том, что оно является его собственником и может это доказать, то единственным вариантом становится обращение в суд с иском о признании за ним вещного права на спорное имущество.

Правила обращения в суд за подтверждением своего права

В России признаются все виды собственности. Собственником могут выступать:

  • гражданин РФ,
  • юридическое лицо,
  • публичные органы власти.

Закон допускает передачу государственного или муниципального имущества во владение граждан или юридических лиц в результате его приватизации (ст. 217 ГК РФ).

Как следует из п. 1 ст. 218 ГК РФ, кто создал новую вещь с соблюдением действующих правил, тот и получает права на нее.

Право обладания недвижимостью (здания, строения и иные аналогичные объекты) возникает, только когда оно прошло госрегистрацию. Однако если речь идет об объекте, строительство которого еще не завершено, то такое право признается через суд.

В соответствии с п. 59 Постановления высших судов № 10/22, решение принимается в пользу истца, если он докажет, что у него действительно возникло данное право и на то имеются законные основания.

В 2015 году Пленум ВС РФ в п. 38 постановления № 25 указал, что процедура регистрации прав на имущество необходима для упорядочения гражданских сделок. Наличие же госрегистрации на объект не всегда является обязательной для признания его недвижимым имуществом.

Следовательно, иск подан Обществом с целью подтвердить правомочия собственника на нежилое здание 1976 г. постройки и зарегистрировать свои права на него.

Старый и новый порядок регистрации прав на самовольное строение

Во времена строительства здания магазина действовал Закон РСФСР № 443-1 от 24 декабря 1990 г., который регулировал порядок обращения с собственностью. В отношении колхозов и иных предприятий было указано, что они вправе владеть, пользоваться и распоряжаться переданным им его участниками имуществом, а также теми объектами, которые были ими приобретены в процессе своей хозяйственной и иной деятельности.

В те годы самовольными постройками могли признаваться только жилые дома, строительство которых вели граждане самостоятельно. В отношении нежилых помещений такого понятия не существовало, поэтому до 1995 г. невозможно было признать такой объект незаконной постройкой. Указанное разъяснено в постановлении, подписанном Президиумом ВАС РФ № 5698/2 от 25.09.2012 г.

Исходя из позиции, отраженной в Постановлении высших судов № 10/22, суды могут подтверждать наличие права собственности на объекты, возведенные до 1 января 1995 года, в отсутствии записи об их регистрации.

В январе 1995 г. вступила в силу часть 1 ГК РФ, которая содержала нормы о самовольной постройке. Согласно нормам Закона № 52-ФЗ о введении первой части ГК РФ в действие, положения данной части касаются тех правоотношений, которые возникли после вступления ее в законную силу.

Нежилое здание, ставшее предметом спора, было построено в 1967 г., следовательно, к нему не применимы нормы нового ГК РФ. Поэтому суд принял к руководству правила, прописанные ГК РСФСР в 1994 г.

Как следует из ст. 109 данного кодекса, предусматривалась возможность сноса незаконно построенных жилых домов и дач. В отношении нежилых зданий и сооружений старый кодекс такой нормы не содержал.

Однако в тот период действовало Постановление СНК № 390 от 22 мая 1940 г. Оно содержало перечень мер, в результате применения которых велась борьба с незаконными постройками в городах и поселках.

Например, пунктом 6 Постановления устанавливалась обязанность организаций остановить строительство, если стройка началась без получения надлежащего письменного разрешения. Кроме того, в течение месяца таким застройщикам необходимо было снести построенное, а участок земли вернуть в исходное состояние.

Если застройщик не выполнял данное требование, постройка сносилась коммунальной службой соответствующего исполкома. Ей оказывала содействие милиция.

Исходя из данных норм, суд указал, что снести постройку можно было при наличии нескольких условий:

  • строительство находилось на начальной стадии;
  • застройщику поступило письменное требование от исполкома о сносе строения.

В деле не имелось доказательств о направлении такого требования застройщику.

Более того, данный правовой акт не распространялся на спорное здание, так как постановление СНК 1940 г. касалось лишь самовольного строительства в городах и поселках дачного, курортного или рабочего типа. Продовольственный магазин находился в границах сельского поселения.

Истец доказал документально наличие у него прав на спорный объект

В процессе реорганизации колхозов и совхозов параллельно происходила и приватизация сельхозугодий, которыми пользовалась организация. Поэтому в апреле 1991 г. на земельный участок под спорным зданием был выдан акт государственного образца на право его использования.

Все предоставленные суду документы подтверждали наличие у истца прав на землю под спорным объектом, следовательно, и законность существующего на нем строения.

Также суд сослался на судебное дело № А41-9398/11, рассмотренное Президиумом ВАС РФ в 2012 г. Из текста следовало, что приемка в эксплуатацию завершенного строительством объекта осуществлялась по правилам постановления СовМина СССР от 23 января 1981 г. № 105. Документ касался только тех построек, которые были возведены за счет финансирования, полученного министерствами или ведомствами.

В рассматриваемом случае колхоз построил здание магазина за счет собственных вложений. Сдать его в эксплуатацию по правилам, существовавшим в тот период, он не мог. В настоящее время у Истца также не было возможности применить к данной постройке действующие градостроительные правила.

Кроме того, судья провел судебную экспертизу по делу, в ходе которой было установлено, что объект располагается в Москве, представляет собой одноэтажное нежилое здание общей площадью застройки 124,9 кв.м. Здание было возведено с учетом противопожарных, строительных и санитарно-эпидемиологических требований. В целом здание соответствовало описанию, имевшемуся в плане приватизации АО «Племзавод Коммунарка» 1993 г.

Сам иск имел одну цель — подтвердить имеющееся право на нежилое здание для того, чтобы внести данные о нем в государственный реестр.

Судья установил, что право на имущество появилось у колхоза в силу его реорганизации. Процедура реорганизации никем не оспаривалась и не была признана незаконной, поэтому требования Общества были удовлетворены.

Таким образом, необходимо своевременно регистрировать имеющиеся у организации вещные права на недвижимые объекты, чтобы исключить в дальнейшем любые споры в отношении данного имущества.

Последние отзывы
о компании "1Капиталь"
  • 5

    Екатерина / 13.04.2017

    Очень благодарна за сотрудничество с вашей оценочной компанией. Работу делают профессионально и в срок. Надеемся и на дальнейшее сотрудничество. Спасибо за работу

  • 5

    Сергеев А.В. / 30.03.2017

    Результатом выполненных компанией работ удовлетворен полностью. Быстро, качественно, без какихлибо сложностей. Буду рекомендовать другим

  • 5

    Ким Н.В. / 29.03.2017

    Очень быстро, вежливо, доходчиво. Приятно сотрудничать.