Дробление крупной сделки при закупках недопустимо
Город:
+7 (499) 638-30-33
Полковая, д.3, стр. 2
пн-птн с 9.00 до 18.00
Заказать услугу

Дробление крупной сделки при закупках недопустимо

В некоторых случаях, обращаясь с иском в суд, можно получить совершенно неожиданное для сторон решение. Так, 14 сентября 2018 года 16-ый ААС подтвердил правомерность решения нижестоящего суда, которым в иске было отказано ввиду ничтожности заключенного договора. При этом ни одна из сторон не заявляла о признании договора таковым. Суд самостоятельно пришел к указанному выводу, что и повлекло за собой принятие обозначенного решения.

Возможность такого исхода дела обусловлена рядом правовых норм.

Из ст. 3 ГК РФ следует, что требования ГК РФ и иных актов, регулирующих гражданские правоотношения, необходимо применять взаимосвязанно.

В силу п.3 ст.1 ГК РФ, приобретая, реализуя, охраняя и приводя в исполнение гражданские обязанности, стороны должны действовать в соответствии с установленными правилами. Согласно п. 4 ст. 1 ГК РФ никто не имеет права получать преимущественное положение из заведомо незаконного поведения.

Поэтому в процессе оценки добросовестности контрагентов необходимо всегда предполагать, что стороны поступали добросовестно и разумно, пока не будет представлено доказательство иного.

Признание действий участника сделки недобросовестным возможно по инициативе судьи даже в отсутствие соответствующего заявления от участника спора. В таких случаях неправомерное поведение обсуждается с представителями спорящих сторон (ст. 65 АПК РФ).

Если подтвердится, что стороны действовали с нарушением норм права, суд указывает на это в своем решении, одновременно отмечая, что подача заявления со стороны Ответчика о признании сделки недействительной не влияет на исход спора (п.5 ст. 166 ГК РФ).

Рассмотрим возможность принятия такого решения на приведенном выше примере более подробно.

cb1.png

Причины обращения с исковыми требованиями

В районные отделы образования Чеченской Республики поступили указания от Минфина по Чеченской Республике и Минобразования по Чеченской Республике, согласно которым необходимо наладить ведение бухгалтерского учета в каждом образовательном учреждении. Как следствие, потребовалось внедрить в школы специализированные бухгалтерские программы и провести обучение персонала.

Веденский районный отдел образования также издал приказ о децентрализации бухучета по районным школам. На данный муниципальный орган были возложены обязанности по осуществлению функций главного распорядителя бюджета муниципального образования, исполнение полномочий учредителя районных школ в финансовой части, а также обязанности по оптимизации расходования бюджетных средств при осуществлении закупок в районных школах. Ввиду этого Веденский районный отдел образования взял на себя организацию заключения договоров на оказание услуг по сопровождению программы 1С (версия 8.2) с единственным поставщиком — ООО «Арт-Софт Трейд» в 33 школах района.

Среди данных школ в качестве контрагента по договору от 9 января 2013 г. выступило МБОУ «Бенойская средняя общеобразовательная школа». Согласно условиям сделки, Общество оказывало Школе услуги по сопровождению программы «1С: Предприятие 8.2». Договор был заключен сроком на 1 год на общую сумму 72,6 тыс. рублей.

В договоре была определена стоимость ежемесячного обслуживания в размере 6050 рублей. За период действия договора (с 09.01.2013 по 09.01.2014 г.) Общество оказало услуги на сумму в 72,6 тыс. рублей, о чем был составлен акт и подписан сторонами без замечаний.

Ввиду того, что Ответчик не оплатил предоставленные услуги, Общество подготовило и направило 14 апреля 2015 г. требование о погашении долга. Ответчик не отреагировал на нее, поэтому Истец обратился с иском в суд.

Выводы суда первой инстанции

Суд 1-ой инстанции не нашел оснований для принятия решения в пользу Истца и вынес 10 мая 2018 года отказное решение.

Судья в своих выводах указал на ряд оснований.

Имеющиеся в материалах дела 32 контракта, датированные 9 января 2013 года, в том числе и спорный договор, подписаны с нарушением федерального законодательства. В момент заключения контрактов действовали нормы Федерального закона о закупках № 94-ФЗ, которые были нарушены Ответчиком. Суд посчитал, что одна крупная сделка была разбита на несколько мелких для ухода от проведения конкурентных торгов.

Поэтому все заключенные сделки, по мнению суда, являлись притворными, затрагивали общественные интересы, что и повлекло признание их ничтожными.

Истец не признал правомерность судебного решения. Им была направлена жалоба в 16-ый ААС.

Оценка апелляционной инстанции

Основной довод жалобы сводился к тому, что договор заключен с Обществом в соответствии с законом как с единственным поставщиком требуемых услуг без проведения конкурсных процедур.

Также Общество не было согласно с выводами суда о дроблении одной сделки на несколько. Истец указал, что все контракты заключены с разными юридическими лицами, обладающими самостоятельностью в выборе контрагентов по конкретной сделке.

Апелляционный суд все тщательно изучил: материалы дела, пояснения сторон, доводы жалобы, решение суда 1-ой инстанции, и пришел к выводу о законности принятого нижестоящей инстанцией решения.

Апелляция обосновала такое решение следующим.

Согласно действовавшей в период заключения сделок ст. 4 Закона № 94-ФЗ, в качестве муниципальных заказчиков могли выступать органы местного самоуправления, бюджетные учреждения, а также иные юридические лица при закупке товаров, работ или услуг за счет средств бюджетов различного уровня и иных источников финансирования.

По смыслу п.2 ст. 3 Закона № 94-ФЗ, к муниципальным нуждам относятся потребности муниципальных образований в товарах, работах или услугах, чтобы решить насущные проблемы муниципалитета. На данные нужды выделяются денежные средства из местных бюджетов.

Согласно п. 14 ч. 2 ст. 55 Закона № 94-ФЗ, приобрести товары, работы или услуги у единственного поставщика было возможно лишь в том случае, если стоимость имеющейся потребности не была выше 100 тыс. рублей в рамках одного договора. Закон допускал закупку одноименных товаров, работ или услуг ежеквартально, при условии, что их стоимость не превышает величины, устанавливаемой для предельного расчета наличными между юрлицами.

По итогам размещения заказа у единственного поставщика заключается контракт или договор, как того требует ГК РФ.

Материалами дела подтвердилось, что 9 января 2013 года был заключен договор на оказание услуг, по которому Общество осуществляло сопровождение программы «1С: Предприятие 8.2». Стороны воспользовались правилами, распространяющимися на закупку у единственного поставщика.

Дробление крупной сделки недопустимо

Суды обеих инстанций акцентировали внимание на том, что между Обществом и 33 районными школами были заключены идентичные договоры. Во всех договорах предусматривалась услуга по обслуживанию программы 1С, датированы все договоры были 9 января 2013 года, имели одинаковые расчеты за оказанные услуги и общую стоимость.

Исходя из этого суды указали на имевшее место дробление одной крупной сделки на несколько мелких в целях формального соблюдения закона о закупках. Разбивка сделки на несколько частей позволила Истцу и Ответчику уйти от конкурентных способов закупки.

Как следствие, сделан вывод об имевшей место одной крупной сделке, цена которой превышала 100 тыс. рублей. Ввиду этого заключение договора выбранным контрагентами способом является неправомерным, нарушающим Закон 94-ФЗ, и приводит к возможности получения сторонами незаконных имущественных преимуществ.

Истец не смог доказать правомерность деления сделки на несколько идентичных договоров.

Данные выводы суда основывались на целях Закона № 94-ФЗ, а именно:

  • необходимость создания цельного экономического пространства;
  • увеличение количества участников в закупках для нужд заказчиков;
  • совершенствование конкуренции на рынке;
  • обеспечение открытости и достоверности информации о проводимых закупках;
  • исключение любых злоупотреблений, в том числе коррупционного характера.

Исходя из перечисленных целей, договор признан судом ничтожным, так как подписан с грубым нарушением требований федерального законодательства и повлек за собой негативные последствия для публичных интересов.

Негативные последствия для общества связаны с тем, что ввиду неприменения конкурентных открытых способов закупки было отдано преимущество одному поставщику без предоставления возможности иным предпринимателям поучаствовать в ней.

Суд указал на злоупотребление сторонами своего права

Кроме того, суд учел, что одной из сторон сделки является учреждение, на которое закон о закупках налагает обязанность по соблюдению его требований в целях осуществления целевого расходования средств бюджета. Поэтому совершение сделки без конкурентных процедур должно быть обосновано, а если нет доказательств правомерности ее заключения, то она признается противоправной. Указанное свидетельствует о злоупотреблении имеющимся правом (ст. 10 ГК РФ).

Таким образом, подписанный в нарушение законодательства о закупках договор не может влечь за собой право требования исполнителем его оплаты. Несмотря на то, что на подписание договора было получено обоюдное согласие, исполнение по документу произведено, но в силу его ничтожности право на оплату у Истца отсутствует. И поэтому Истцу было отказано в иске.

Таким образом, суд установил недобросовестность участников сделки по закупке услуг на обслуживание программы 1С, что привело к отказу Истцу во взыскании не полученных за фактически осуществленные работы денежных средств.

Заявка на услугу Представительство в суде
Подробнее об услуге
Отправьте заявку на услугу и получите скидку 3%!

Есть вопросы? Поможем! +7 (499) 638-30-33 ежедневно с 9:00 до 18:00


За совершение незаконных валютных операций грозит штраф

Все валютные операции, совершаемые на территории Российской Федерации, подлежат контролю со стороны налоговых органов. Особое внимание обращено на взаимоотношения с иностранными контрагентами. Существуют различные правила в сфере валютного регулирования, которым должны следовать участники внешнеэкономических отношений. Если налоговая выявляет фиктивные схемы, созданные для вывода валюты с российской территории, у нарушителя возникает ответственность как административного, так и уголовного характера.

Штрафы за данные проступки весьма внушительны, а размер уголовной ответственности зависит от суммы валютной операции.

В качестве примера можно привести постановление 14-го ААС по делу № А05-5375/2018.

В суд обратилось ООО «ТК Северный проект» с жалобой на МИФНС № 9 по Архангельской области и Ненецкому автономному округу. Общество полагало, что налоговая неправомерно наложила на него штраф в сумме 4,9 млн. руб. Первая инстанция согласилась с жалобой, но налоговая обратилась в апелляцию, которая отменила решение нижестоящего суда.

Причины привлечения общества к административной ответственности

Общество «ТК Северный проект» было создано в 2010 году. На протяжении 7 лет его единственным участником и директором был Кузьмин Д.В. В июне 2015 г. в одном из архангельских филиалов банка «Уралсиб» Обществом открыт долларовый валютный счет.

В январе 2016 г. фирма заключила с иностранной организацией «Голден Бриз Шипинг Корп» внешнеторговую сделку по оказанию брокерских услуг. Данная компания была зарегистрирована на территории Маршалловых островов, которые находятся вне таможенной территории ЕАЭС. По договору организация обязалась помочь Обществу в поиске и покупке морского судна. Стоимость услуг была оценена в 130 тыс. американских долларов.

Чтобы рассчитаться за оказанные услуги, Общество открыло в банке паспорт сделки. С марта по июнь 2016 года были совершены банковские операции по переводу денежных средств на счет указанной зарубежной компании. В подтверждение исполнения договора в банк был предоставлен акт об оказании услуг. В ноябре 2016 года по заявке Общества паспорт сделки был закрыт банком, так как с обеих сторон по документам договор был полностью исполнен.

В декабре 2017 года из таможни в налоговую инспекцию поступили материалы, указывающие на совершение директором Общества уголовных преступлений по ч. 1 ст. 194 и ч. 1 ст. 193.1 УК РФ. По первому делу он обвинялся в неуплате обязательных таможенных платежей в крупном размере. Данное дело было прекращено в связи с добровольным возмещением ущерба. По второму делу ему вменялось нарушение порядка выполнения операций с валютой путем использования заведомо недостоверных документов.

Инспекция провела расследование, в ходе которого было установлено, что фактически брокерский договор между Обществом и иностранной компанией не был исполнен последней, а у Общества не было цели получить услуги по поиску судна у исполнителя договора. Указанное свидетельствовало о том, что сделка была притворной, чтобы скрыть истинные намерения сторон. Проверка показала, что брокерские услуги были оказаны гражданином Екименко Д.Ю., а иностранная фирма была использована для вывода финансовых средств с территории России. В результате сделки брокерское вознаграждение поступило в распоряжение директора Общества, который в дальнейшем мог пользоваться этими деньгами в своих целях и для нужд Общества.

Директор Общества, зная о том, что подконтрольная ему иностранная компания не будет оказывать брокерские услуги, перевел на ее счет через российский банк денежную сумму в размере 130 тыс. американских долларов по недостоверным документам.

Данный вывод был сделан в акте, составленном налоговой по результатам проверки. Также в акте подчеркивалось, что Обществом допущено совершение незаконной валютной операции под видом законной сделки. Данный акт лег в основу административного дела, возбужденного в апреле 2018 года. Уполномоченное должностное лицо налоговой признало Общество виновным в совершении правонарушения по ч. 1 ст. 15.25 КоАП РФ и оштрафовало его на сумму 4,9 млн. руб.

Юрлицо не согласилось с принятым постановлением и обжаловало его в арбитражный суд. Оно считало, что налоговая не доказала притворность сделки, а также полагало, что использование в административном деле материалов уголовного дела недопустимо.

В чем проявляется нарушение валютного законодательства по ч. 1 ст. 15.25 КоАП РФ

Основные принципы валютных отношений заложены в Законе № 173-ФЗ (далее — Закон), регулирующем порядок осуществления валютного контроля и обращения с валютой.

Данный закон понимает под резидентами юридическое лицо, образованное по нормам российского права, а под нерезидентом — иностранную компанию.

Исходя из ст. 9 Закона, резиденты не могут осуществлять между собой операции с валютой, за некоторыми исключениями, которые поименованы в этой же статье.

Резиденты несут всю полноту ответственности за допущенные в сфере валютных отношений отступления от принятых правил.

КоАП РФ по ч. 1 ст. 15.25 возлагает на виновное лицо ответственность за выполнение следующих противозаконных действий с валютой:

  1. покупка валюты иностранного происхождения без участия банковских организаций;
  2. осуществление действий с валютой без использования счета в уполномоченном банке;
  3. выполнение валютных операций при помощи средств, зачисленных на счета заграничных банков.

Нарушение посягает на правоотношения в области валютного законодательства и выражается в том, что виновное лицо выполняет операции с валютой, допуская несоблюдение установленных российскими законами норм, либо совершает запрещенные операции.

Апелляция изменила решение с учетом дополнительных доказательств

В апелляции налоговая просила приобщить к делу дополнительные документы — материалы уголовного дела в отношении директора Общества. По правилам АПК РФ, инспекция мотивировала невозможность предъявления данных доказательств тем, что ранее следственные органы отказывали ей в ознакомлении с документами. Попытка привлечь к делу следственные органы в целях получения необходимых доказательств была отклонена судом 1-ой инстанции.

Апелляция включила новые доказательства в дело, обосновывая свои действия следующим.

Пленум ВАС РФ в постановлении от 28 мая 2009 г. № 36 в п. 26 разъяснил, что апелляция, приобщая к делу новые доказательства, должна удостовериться в уважительности причин, по которым доказательства не были предъявлены ранее. Такой причиной может быть, в том числе, безосновательный отказ первой инстанции в одобрении заявления об истребовании необходимых для дела доказательств.

По данному делу АС Архангельской области располагал сведениями о наличии двух уголовных дел, касающихся предмета спора. Налоговая просила суд помочь получить материалы из данных уголовных дел, но получила отказ.

Президиум ВАС РФ в постановлении от 24 июня 2014 года № 3159/14 разъяснил, что если имеется приговор суда по уголовному делу, который вступил в силу, то такой акт является обязательным для арбитражных судов. Наличие приговора освобождает сторону спора от доказывания в той части, в какой приговор отражает важные для судебного спора моменты. Кроме того, в арбитражном процессе могут быть использованы и иные материалы уголовного дела, если они подтверждают высказываемые стороной доводы.

На основании указанного новые доказательства (платежные документы, протоколы обыска, осмотра вещей и допроса специалиста) были признаны относимыми к делу и приобщены к имеющимся материалам.

Исходя из данных доказательств, суд пришел к выводу о совершении Обществом притворной внешнеэкономической сделки.

Имеющаяся электронная переписка и записи телефонных разговоров подтвердили, что Общество по вопросам приобретения судна взаимодействовало не с зарубежной компанией, а с гражданином Екименко Д.Ю., который действовал от лица другой иностранной фирмы — «Марин Оверсиз ЛП». У данной фирмы и компании «Голден Бриз Шипинг Корп» имелось соглашение от 4 марта 2016 года, в рамках которого и действовал гражданин. Составление соглашения и последующее его подписание контролировалось директором Общества. Услуги гражданина были оценены в 30 тыс. американских долларов, и по поручению директора Общества были перечислены со счета «Голден Бриз Шипинг Корп» на счет «Марин Оверсиз ЛП».

Таким образом, налоговая инспекция имела достаточные доказательства оказания брокерских услуг не партнером по внешнеторговой сделке, а иным лицом, не участвующим в отношениях сторон. Директор Общества использовал иностранную компанию для вывода валюты с территории России в целях дальнейшего ее использования для личных нужд. Чтобы прикрыть притворность сделки, Кузьмин Д.В. предоставил в банк недостоверные документы, на основании которых денежные средства незаконно выбыли с российской территории.

Общество не доказало, что договор с «Голден Бриз Шипинг Корп» преследовал деловые цели и имел реальное исполнение. Следовательно, Общество допустило совершение незаконной валютной операции, что повлекло за собой наложение на него административного наказания по ч. 1 ст. 15.25 КоАП РФ.

Как следует из КоАП РФ, вина юридического лица имеет место в тех случаях, когда оно могло соблюсти принятые правила, но мер к их исполнению не приняло. В данном деле Общество знало о необходимости выполнения предписаний валютного законодательства, но нарушило их. Апелляция признала решение налоговой законным, а судебный акт 1-ой инстанции отменила.

Из рассмотренного примера видно, что нарушения в сфере валютного законодательства рассматриваются государством как одни из наиболее серьезных проступков. С этим связана и строгость наказаний за незаконные операции.

Последние отзывы
о компании "1Капиталь"
  • 5

    Екатерина / 13.04.2017

    Очень благодарна за сотрудничество с вашей оценочной компанией. Работу делают профессионально и в срок. Надеемся и на дальнейшее сотрудничество. Спасибо за работу

  • 5

    Сергеев А.В. / 30.03.2017

    Результатом выполненных компанией работ удовлетворен полностью. Быстро, качественно, без какихлибо сложностей. Буду рекомендовать другим

  • 5

    Ким Н.В. / 29.03.2017

    Очень быстро, вежливо, доходчиво. Приятно сотрудничать.