Недобросовестность лизингодателя может обернуться для него выплатой убытков
Город:
+7 (499) 638-30-33
Полковая, д.3, стр. 2
пн-птн с 9.00 до 18.00
Заказать услугу

Недобросовестность лизингодателя может обернуться для него выплатой убытков

Договор лизинга — это сделка, в результате которой одно лицо приобретает для второй стороны необходимое ей имущество у третьего лица, чтобы в последующем предоставить данную вещь второй стороне в предпринимательских целях за вознаграждение на определенное время.

Такой договор интересен лизингодателю в силу получения прибыли, а для лизингополучателя — в возможности в будущем получить в собственность выкупаемое имущество.

Казалось бы, выполнил условия лизинга, и имущество стало твоим. Но бывают на практике случаи, когда лизингодатели поступают недобросовестно, например, удерживая у себя документы на предмет договора. В таком случае второй стороне ничего не остается, как обратиться в суд за защитой своего права и взыскать с нарушителя упущенную выгоду.

593fe340132a8.jpg

Основания исковых требований

ИП Смирнова Л.В., осуществляющая деятельность по пассажирским перевозкам, подала иск о взыскании с ООО «Каркаде» убытков на сумму 1,1 млн. рублей и о признании права собственности на автотранспортное средство.

Предприниматель Смирнова Л.В. и Общество подписали в ноябре 2010 года договор финансовой аренды в отношении автобуса класса В (12 мест), марки ГАЗ.

В соответствии с графиком платежей предприниматель оплатила всю стоимость по договору. Из соглашения следовало, что по истечении срока финансовой аренды и выполнения лизингополучателем всех обязательств, к нему по акту приема-передачи переходит право собственности на предмет договора. Однако Общество не выполнило данное условие.

Необходимо отметить, что ранее, 28 октября 2013 г., Арбитражный суд г. Москвы вынес решение, которым обязал ООО «Каркаде» оформить документы, необходимые для перехода права собственности к ИП Смирновой Л.В. Апелляционная и кассационная инстанции оставили решение суда в силе. Последнее судебное постановление было принято 21 июня 2014 года.

Из материалов нового дела следовало, что Общество приступило к исполнению первого судебного решения лишь 15.02.2016 г., направив в адрес Смирновой Л.В. ценное письмо, вложив в него договор, передаточный акт, акт о переходе права собственности и расписку о получении оригинала ПТС. Однако после вскрытия конверта стало понятно, что данные документы не содержат подписей со стороны Общества, кроме того, в конверте не было оригинала ПТС. Поэтому ИП поставила на документах свою подпись и тоже ценным письмом отправила их обратно, обращаясь с требованием об их подписании Обществом и направлении оригинала ПТС. Общество получило письмо 14.12.2016 г. Не дождавшись ответа на данное письмо, Смирнова Л.В. направила Ответчику претензию о совершении действий по передаче документов на предмет лизинга, а также требование об оплате убытков, причиненных неисполнением решения суда. Общество получило письмо 26.01.2017, но ответ на него не предоставило. В связи с этим ИП обратилась в суд за защитой своих прав.

При этом истец выбрала в качестве способа защиты признание за ней права собственности на автотранспортное средство. Данный способ позволяет посредством судебного решения зафиксировать наличие законного права на какую-либо вещь у лица, за которым другие участники гражданских правоотношений такое право не признают. Поэтому по таким искам выносится положительное решение только при наличии реальных оснований для владения спорной вещью.

18.04.2017 г. арбитражный суд первой инстанции признал за ИП право собственности на автобус, но отказал во взыскании с Общества убытков. Решение было пересмотрено апелляционным судом, который 15.08.2017 оставил его в силе. В результате обжалования в кассационном порядке оба решения нижестоящих судов были отменены, а дело направлено на повторное рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы.

Признать право собственности на автомобиль можно в судебном порядке

Гражданское законодательство, определяя способы защиты, указывает на необходимость применения такого способа, который бы в конечном итоге восстановил нарушенное право.

В ст. 309 ГК закреплено важное правило, согласно которому все обязательства надлежит исполнять согласно закону и условиям сделки, а если таковых нет — в соответствии с обычными для подобных случаев требованиями.

Ст. 310 ГК РФ указывает на недопустимость отказа от договора или изменения условий сделки одной из ее сторон без согласия второй стороны. Подобный отказ допустим только в том случае, если он прямо предусмотрен сторонами в договоре.

Правила финансовой аренды закреплены в одноименном законе от 29.10.1998 г. №164-ФЗ. Законом установлено, что лизингополучатель обязан осуществлять регулярные платежи с момента начала пользования имуществом.

Ст. 624 ГК РФ устанавливает, что со дня истечения срока аренды, либо со дня внесения указанной в договоре выкупной цены, имущество становится собственностью арендатора. Аналогичные нормы закреплены в ст. 19 Закона №164-ФЗ в отношении предмета лизинга.

Согласно правилам ст. 329 ГК РФ, как только произведен полный расчет, лизингодатель теряет право собственности на имущество.

ГК РФ предусматривает, чт,о исполняя договор купли-продажи, продавец обязан не только передать товар, но и относящиеся к нему документы.

Судом сделан вывод о неисполнении решения суда 2013 года, несмотря на наличие постановления приставов об окончании исполнительного производства.

Судебные приставы в качестве доказательства, подтверждающего выполнение судебного акта 2013 года, приняли квитанцию об отправке ценного письма с необходимыми документами. Однако детальное изучение в судебном процессе действий Ответчика показало, что решение было исполнено формально и ИП действительно не получил документы на транспортное средство. Таким образом, ранее ООО «Каркаде» ввело суд в заблуждение относительно направления Смирновой Л.В. оригинала ПТС.

Также суд предлагал сторонам в ходе судебных заседаний подписать акт приема-передачи автобуса, на что Ответчик активно возражал. Учитывая, что решение суда 2013 года не было исполнено, данный отказ свидетельствовал о нарушении прав Смирновой Л.В., а отсутствие ответов на претензионные письма указывало на воспрепятствование Обществом в переходе права собственности истцу.

Исследовав все документы, суд пришел к выводу о возможности признать за ИП право собственности на автомобиль ГАЗ-322132.

Расчет размера убытков принят судом частично

Смирнова Л.В. просила суд взыскать с ответчика убытки в сумме 1,1 млн. рублей, ссылаясь на невозможность перехода права собственности вследствие неисполнения Обществом договора лизинга.

Срок госрегистрации ТС за ИП истек 27.01.2015 г., поэтому Смирнова Л.В. с указанной даты не вправе была использовать автомобиль. На автомобиле ГАЗ-322132 предприниматель осуществляла перевозки пассажиров, а именно сотрудников ООО СК «НеоСтрой», о чем имелся договор от 07.07.2014. Стоимость услуг по договору составляла 48 тыс. рублей в месяц. С момента заключения договора и до даты истечения срока госрегистрации автомобиля услуги оказывались ежемесячно. После 27.01.2015 г. ИП не могла оказывать транспортные услуги данной компании, в связи с чем ей были причинены убытки в виде неполучения запланированных доходов. Из расчета следует, что за 23 месяца (с 27.01.2015 по 27.12.2016 гг.) ИП не получено 1,1 млн. рублей.

Данный расчет не мог быть полностью принят судом исходя из следующего.

Ст. 15 ГК РФ делит убытки на реальный ущерб, то есть финансовые затраты, производимые в целях восстановления такого права, лицом, чье право нарушено, а также на упущенную выгоду, то есть доходы, которые лицо недополучило в результате нарушения его права.

Выставляя требование о взыскании убытков, истец обязан доказать, что они действительно возникли, доход не был получен именно в связи нарушением стороной сделки своих обязанностей, а также необходимо доказать наличие связи между убытками и действиями Ответчика.

Согласно постановлению Пленума ВАС РФ от 21.05.2013 № 16674/12, истец обязан подтвердить, что принял все необходимые меры для получения дохода, но только из-за ненадлежащих действий ответчика упустил свою выгоду.

Исходя из этого, суд отметил следующее.

Из документов дела следовало, что истец осуществлял деятельность по пассажирским перевозкам на основании бессрочной лицензии длительное время. Таким образом, суд усмотрел связь между невозможностью использования транспортного средства и не полученным доходом.

В то же время суд посчитал, что в возникновении убытков частично виноват и сам истец. Во-первых, требование о признании права собственности не заявлялось им в ходе рассмотрения дела в 2013 году, более того, истец ждал почти 2,5 года, чтобы обратиться с данным иском в суд. Во-вторых, суд, учитывая положения ГК РФ о том, что предпринимательская деятельность всегда связана с определенными рисками, указал на возможность использования истцом другого автомобиля для работы с клиентом. В-третьих, истец в своем расчете указал только доходы без вычета расходов, которые он понес бы в любом случае, оказывая транспортные услуги. Следовательно, расчет не был достоверным и соразмерным нарушению.

Ст. 404 ГК РФ допускает уменьшение судом размера убытков, расчет которых неосторожно был завышен потерпевшей стороной. В связи с этим суд, воспользовавшись данной статьей, взыскал с ООО «Каркаде» половину от заявленной суммы убытков (552 тыс. рублей).

Таким образом, обращаясь в суд, важно выбрать правильный способ защиты своего права и вовремя обратиться с заявлением о взыскании убытков.



Неправомерное начисление таможней пошлин за ввоз оборудования

Внешнеторговые контракты предполагают постоянное взаимодействие с таможенными органами при пересечении товаров через границу РФ. В процессе декларирования импорта важно правильно определить товарную позицию, под которую он попадает. Выбор кода товара напрямую влияет на ставку таможенной пошлины.

В отношении однокомпонентных грузов вопросов, как правило, не возникает. Но когда на таможню попадает многофункциональное оборудование, между декларантом и таможней могут возникнуть разногласия в части определения конкретной товарной позиции.

Показательным является дело, рассмотренное 25 октября 2018 г. в 16-ом ААС.

30_b.jpg

Причины возникновения спорной ситуации

Общество в ноябре 2016 года подписало договор с немецкой фирмой на поставку промышленного оборудования, необходимого для изготовления алюминиевых баллонов.

В рамках контракта поставщик отгрузил товар, который Общество задекларировало на таможне. В документах оборудование проходило как пятисекционные и четырехсекционные накопители, работающие с определенной периодичностью, имеющие прерывистое действие.

Общество, основываясь на товарной номенклатуре ВЭД, отнесло агрегаты к коду 8428 90 900 0, под который попадаю установки для перемещения, погрузки, подъема или разгрузки, не вошедшие в другие позиции. В отношении данного кода действовала ставка 0%.

Но таможня посчитала, что Общество неверно классифицировало ввозимый товар, и провела дополнительную проверку. Выпуск товара был разрешен только при условии предоставления денежного обеспечения уплаты таможенных сборов на общую суму 3,4 млн. руб.

В процессе проверки получено экспертное заключение, на основании которого установлено, что Общество неверно классифицировало ввозимый им товар. По мнению Ответчика, оборудование должно относиться к коду 8428 39 900 9. Ставка по указанному коду составляла 5%.

Исходя из имеющихся документов, таможня начислила Обществу таможенные платежи на сумму 3,4 млн. руб. и принятыми решениями зачла внесенный денежный залог в счет причитающихся платежей.

Общество не согласилось с данными решениями, так как считало, что они являются незаконными, и обратилось в АС Ставропольского края за защитой от неправомерных действий Минераловодской таможни.

Первая инстанция встала на сторону Истца, признала недействительными решения таможни и взыскала неправомерно удержанную сумму с Ответчика.

Таможня не была согласна с вынесенным решением и обратилась в апелляцию с жалобой, полагая, что суд неверно применил ТН ВЭД. Заявитель утверждал, что ввезенные накопители обеспечивают непрерывность производственного процесса по изготовлению аэрозольных баллончиков. Данный вывод подтверждался и заключением экспертизы.

Апелляция не нашла причин для отмены судебного акта суда 1-ой инстанции, посчитав его законным и основанным на собранных доказательствах.

Как правильно классифицировать товар по ТН ВЭД

До 1 января 2018 года внешнеторговые отношения регулировались Таможенным кодексом Таможенного союза, поэтому именно его положения должны были применяться к отношениям сторон по рассмотренному спору.

Согласно ст. 181 ТК ТС, сведения о товаре и коде его классификации по товарной номенклатуре указывает декларант. В последующем проверку правильности произведенной классификации осуществляют таможенные органы. Если будет установлено, что код подобран неверно, то таможня сама классифицирует товар так, как нужно, о чем выносится решение по установленной форме.

В 2012 году утверждена ныне действующая товарная номенклатура ВЭД, а также правила, регулирующие порядок ее применения (далее — Правила).

Третье правило гласило, что если товар может быть отнесен к различным позициям, то необходимо остановить выбор на том пункте, в котором дано более точное описание товара.

Для тех случаев, когда несколько пунктов номенклатуры описывают товар в какой-то его части, каждый из них становится одинаково важным для конкретного товара, несмотря на то, что один из пунктов более детально его описывает.

При выборе определенного кода декларант всегда должен оценивать признаки ввозимого товара.

Верховный суд РФ в мае 2016 года в постановлении Пленума № 18 рассмотрел некоторые вопросы по порядку применения таможенного законодательства. Согласно п. 20 документа, правильность классификации исследуется в суде на основании доказательств, представленных обеими сторонами, подтверждающих наличие конкретных признаков товара. При этом судьям надлежит применять принятые Правила, а также официальные разъяснения таможенных органов в части порядка классификации по ТН ВЭД.

Бремя доказывания того, что ввезенное оборудование относилось к выбранному таможней коду ТН ВЭД, лежало полностью на таможенном органе.

Из имеющихся у суда документов было ясно, что у сторон нет спора по части выбора товарной позиции. Спор возник по субпозиции. Общество избрало код, описывающий прочее оборудование, а таможня — оборудование с характеристикой непрерывности его действия. То есть в одном случае товар действует непрерывно, а во втором — данная характеристика установки отсутствует.

Структура товарной позиции 8428 в номенклатуре сформирована таким образом, чтобы при определении конкретной субпозиции можно было сделать выбор, используя критерии, касающиеся особенностей работы оборудования и его сферы применения.

В принятых Евразийской экономической комиссией пояснениях к ТН ВЭД указано, что если машина выполняет несколько функций одновременно, то классификация ведется по принципу определения ее главной функции.

Если же машина состоит из нескольких взаимосвязанных частей, образующих вместе один механизм, а также те машины, которые зависят друг от друга, но выполняют свои функции отдельно друг от друга, то их классификация также осуществляется исходя из главенствующей функции.

Таким образом, код товара определяется исходя из основного назначения товара.

Позиция таможенных органов

Ответчик настаивал на том, что оборудование, ввезенное Обществом, предназначалось для выполнения единого технологического процесса по изготовлению алюминиевых баллонов, а именно: накопители необходимы для постоянного подъема деталей вверх по конвейеру.

Такой вывод был сделан с учетом заключения таможенного эксперта. Им была отмечена непрерывность выполняемого технологического процесса по производству баллонов, а также то, что накопители используются для непрерывной подачи груза на следующий конвейер в рамках одной автоматической линии производства. Но в заключении не указаны выводы о главной функции накопителей.

Позиция Общества

Общество в обоснование правильности выбранной классификации ввезенного товара заказало его экспертизу ТПП Ставропольского края. Основным вопросом исследования было определение главной функции товара.

В заключении эксперт указал, что ведущей функцией товара является накопление деталей для последующей их подачи на другую машину. Подача осуществляется периодически по мере необходимости, что свидетельствует об отсутствии непрерывности технологического процесса.

Аналогичный вывод был сделан и экспертом ООО «Региональное бюро судебных экспертиз», к которому обратилось Общество.

В деле также имелось письмо изготовителя оборудования, из которого следовало, что накопители являются буфером между несколькими этапами в процессе производства. Они используются для накопления, а не для транспортировки товара. Их работа носит прерывистый характер.

Позиция суда                          

Обе стороны ссылались на имеющиеся у них экспертные заключения и настаивали на их достоверности. Поэтому каждое из заключений было тщательно изучено судом, а также исследованы документы об образовании и опыте экспертов, подготовивших их.

В процессе исследования материалов выяснилось, что заключение, на которое ссылалась таможня, подготовлено экспертом, не имеющим высшего технического или инженерного образования, а опыт его работы составил всего два года. Кроме того, он не был предупрежден об уголовной ответственности за дачу ложных сведений. В заключении не исследован вопрос об основной функции товара.

Заключения экспертов, выполненные по заказу Общества, подготовлены сотрудниками, имеющими высшее техническое образование и большой опыт работы. Каждый из них был предупрежден об уголовной ответственности за дачу ложного заключения. Также эксперты дали оценку основному предназначению накопителей.

Для суда экспертное заключение является лишь одним из доказательств по делу, оно не носит обязательный характер и подлежит оценке, как и любой другой документ, представленный в дело.

Учитывая указанное, суд посчитал не применимым в качестве доказательства заключение эксперта, выполненное по заказу таможни.

Кроме того, в решении было указано, что Ответчик не принял во внимание данные, содержащиеся в инструкциях по эксплуатации на ввезенные накопители. В них было указано, что данные устройства выполняют действия периодического характера и служат в качестве мест для хранения деталей.

Исследования, проведенные экспертами ТПП и бюро судебных экспертиз, оценены судьей как достоверные и достаточные для подтверждения позиции Общества касательно выполняемых накопителями функций.

Суд, в силу имеющихся разъяснений Пленума ВАС РФ от 17.06.1996 № 5, не уполномочен определять, к какой позиции должен быть отнесен конкретный товар по номенклатуре ВЭД. Так как в суде было подтверждено, что код товара подобран неверно, то решение таможенного органа признано недействительным. Следовательно, были признаны недействительными и решения о зачете денежного залога в счет таможенных платежей. А Ответчику надлежало вернуть заявителю незаконно удержанную у него сумму.

Таким образом, при определении товарной позиции в отношении механизмов, участвующих в единой производственной цепи, определяющим элементом будет являться их основное предназначение, данные о котором указаны в технической документации на груз.

Последние отзывы
о компании "1Капиталь"
  • 5

    Екатерина / 13.04.2017

    Очень благодарна за сотрудничество с вашей оценочной компанией. Работу делают профессионально и в срок. Надеемся и на дальнейшее сотрудничество. Спасибо за работу

  • 5

    Сергеев А.В. / 30.03.2017

    Результатом выполненных компанией работ удовлетворен полностью. Быстро, качественно, без какихлибо сложностей. Буду рекомендовать другим

  • 5

    Ким Н.В. / 29.03.2017

    Очень быстро, вежливо, доходчиво. Приятно сотрудничать.