При реорганизации АО снизилась рыночная стоимость акций: действия акционера?
Город:
+7 (499) 638-30-33
Полковая, д.3, стр. 2
пн-птн с 9.00 до 18.00
Заказать услугу

При реорганизации АО снизилась рыночная стоимость акций: действия акционера?

В ситуации реорганизации акционерных обществ в форме присоединения держатели акций оказываются в проигрышном положении. Это происходит из-за незнания норм законодательства, в частности Закона «Об акционерных обществах» и ГК РФ. Акционеры упускают возможность своевременно потребовать выкуп своих акций у предприятия. К сожалению, из-за непринятия своевременной меры даже обращение в судебный орган не поможет акционеру получить разницу в стоимости акций до и после присоединения.

Рассмотрим на примере судебного разбирательства шаги, которые нужно предпринимать акционеру, чтобы реорганизация предприятия не была для него убыточной.

Арбитражным судом Московской области рассмотрено дело № А41-50861/17 по иску гражданина о взыскании 255 тыс. рублей убытков, возникших по итогам консолидации, а также делистинга акций. По мнению истца, консолидация акций «ТГК-6» произошла на неправомерных условиях, в результате это привело к снижению рыночной стоимости акций.

Представитель ответчика предоставил суду письменный отзыв и выразил несогласие с требованиями заявителя.

Основываясь на материалах дела и доводах сторон, суд принял решение отказать истцу в удовлетворении требований. Казалось бы, на первый взгляд, убыток держателя акций налицо и его вины в этом нет. Почему суд не встал на сторону заявителя?

a91032c3fe5f9d947b6ebc3e898ee681.png

Обстоятельства дела

Истцу принадлежат ценные бумаги «Территориальная генерирующая компания № 6» в количестве свыше 94 млн. штук, номинальная стоимость одной равна 0,01 рубля. 26 июня 2014 г. на собрании акционеров было принято решение о присоединении предприятия к «Волжская территориальная генерирующая компания» ( «Волжская ТГК»). В ходе реорганизации именные бездокументарные акции конвертируются в обыкновенные именные бездокументарные акции «Волжская ТГК». При присоединении каждая обыкновенная именная бездокументарная акция компании «Волжская ТГК», номинальная стоимость которой равна одному рублю, конвертируется в более чем одну тысячу обыкновенных именных бездокументарных акций предприятия «ТГК-6».

Вопросы собрания были заранее подготовлены, утверждены, а затем рассмотрены, о чем свидетельствует протокол собрания совета директоров «ТГК-6» от 19 мая 2014 г. Указанные решения были приняты посредством голосования акционеров. Большинство выступило за присоединение общества.

Чтобы определеить рыночную стоимость одной акции предприятий «ТГК-6» и «Волжская ТГК», был приглашен независимый оценщик. В результате оценки 31 марта 2014 г. был составлен отчет.

Исходя из материалов дела, суд установил, что истец, являясь акционером предприятия «ТГК-6» и владея 0,00005% от общего количества голосов, был против присоединения предприятия к «Волжская ТГК».

Согласно ст. 75 ФЗ № 208-ФЗ, реорганизация АО является поводом для выкупа акций компанией по требованию акционера, выступающего против реорганизации АО. Следовательно, акционерам присоединяемого юридического лица, выступающим против решения о присоединении общества, закон предоставляет следующие возможности:

  • оставаться акционером присоединенной компании;
  • продать акции предприятию, обязанному их выкупить.

Истец не заявлял о выкупе у него акций, потому его ценные бумаги конвертировались в акции предприятия «Волжская ТГК». Со временем «Волжская ТГК» сменило название на «Т Плюс». Заявитель в настоящее время является акционером этого предприятия.

На что ссылается гражданин в иске?

В своем заявлении гражданин ссылается на тот факт, что после реорганизации акции «Волжская ТГК» подешевели более чем в три раза. В результате предприятие приняло меры по делистингу акций. Затем было судебное разбирательство по иску других акционеров, в ходе которого была организована специальная экспертиза. Она показала, что рыночная стоимость ценных бумаг, предложенных акционерам предприятия «ТГК-6» для выкупа, занижена.

Исходя из этого, истец считает, что он вправе получить возмещение разницы между рыночной стоимостью акции общества «ТГК-6», установленной повторной экспертизой в рамках указанного дела, и рыночной стоимостью акции, определенной оценщиком. Эта разница составила 255 тыс. рублей.

Позиция суда

Ст. 15 ГК РФ дает право на возмещение убытков, если они доказаны истцом суду. Заявитель должен доказать факт нарушения, убытков, как эти нарушения стали причиной убытков. В данном случае истец не смог предъявить суду соответствующие доводы, которые могли бы обосновать иск. Заявитель не обосновал ряд моментов:

  • суть ущерба его имуществу;
  • какие выгоды получил ответчик;
  • какие выгоды упустил заявитель, если бы цена акций была другой;
  • суть незаконного поведения ответчика при расчете рыночной стоимости ценных бумаг и суть ущерба от этого имуществу истца;
  • причинно-следственную связь между процедурой установления рыночной стоимости и якобы возникшими убытками;
  • размер убытков.

Согласно закону об АО и доводам представителя ответчика, оценка акций, проводимая в соответствии с законом об оценке, не относится к числу обязательных для определения коэффициента конвертации во время присоединения.

Заявитель не продал предприятию свои акции, доказательства ущерба его имуществу не приведены, так как он по настоящее время числится как титульный владелец акций.

Изменение рыночной стоимости ценных бумаг истца по итогам присоединения общества при отсутствии обоснования неправомерного поведения ответчика рассматривается в качестве риска предпринимательской деятельности заявителя. Данное обстоятельство, согласно ст. 11 ГК РФ, не может вменяться ответчику.

Более того, итоги собрания акционеров по реорганизации, имеющийся порядок конвертации ценных бумаг, а также итоги консолидации не были пересмотрены и оспорены в порядке, определенном нормативными документами. Все процедуры проведены в соответствии с утвержденными схемами и не нарушают законного положения дел.

Исходя из изложенного следует, что предполагаемые истцом отрицательные последствия принятия коэффициента конвертации с правовой точки зрения не могут рассматриваться в качестве убытков, являющихся следствием неправомерного установления рыночной цены акций.

Суд также учитывает тот факт, что заявитель не воспользовался своим правом выкупить акции в июне – июле 2014 года. Поэтому его ссылка на рыночную стоимость акций, определенную в рамках вышеупомянутого дела, считается неправомерной, является следствием неверного понимания корпоративных порядков выкупа акций в соответствии с положениями ст. 75 208-ФЗ. Эта статья не может применяться при рассмотрении требований заявителя.

Из этого следует, что основания заявителя не подтверждены фактами и имеют предположительный характер. К тому же истцом не приводятся:

1)      нормы Закона, позволяющие взыскать убытки, которые стали следствием неправомерных действий в рамках установления стоимости, в пользу имеющихся акционеров, не заявлявших требований о выкупе акций в соответствии с положениями статей 75-77 208-ФЗ;

2)      нормы для определения другого коэффициента конвертации, чем имеющийся в договоре о реорганизации.

Существует разъяснение ВАС РФ: информационное письмо от 30 мая 2005 г. № 92, где сказано, что оспорить достоверность стоимости, вычисленной независимым оценщиком, посредством рассмотрения искового заявления можно исключительно в случаях, когда обязательность такой суммы предусмотрена каким-либо нормативным документом для целей сделки, в интересах госоргана, органа управления предприятия.

При этом обязательность цены акций для вычисления коэффициента конвертации при присоединении организаций не определена ни законом, ни другими НПА.

Сохранение ценных бумаг во время реорганизации предприятий происходит посредством конвертации. Положениями ст. 17 208-ФЗ установлены требования к включению в договор о реорганизации коэффициентов и схемы конвертации. Но ни законом об АО, ни другими правовыми документами не предусмотрены содержания этих требований в договорах о реорганизации.

Истец обращается в арбитражный суд вследствие нарушения его прав. Он может самостоятельно выбрать способы защиты и привести обоснованные доказательства. Заявителю необходимо доказать, какие интересы и каким образом нарушаются ответчиком. В данном случае обоснованные доводы не приведены.

На основании имеющихся материалов суд признал иск необоснованным и отказал в удовлетворении заявления истца.

Послесловие

Таким образом, в ситуации реорганизации акционерного общества, в частности, при присоединении, в случае несогласия акционера с условиями процедуры, а также коэффициентом конвертации, акционер вправе выдвинуть предприятию требование выкупить у него акции.

Как видим, судебный орган четко разъяснил держателям ценных бумаг их права при реорганизации предприятия, предусмотренные законом об акционерных обществах.

В соответствии с п. 1 ст. 75 указанного Закона, акционеры могут потребовать выкуп обществом их акций, если собрание акционеров решается на реорганизацию и если держатели акций выступали против такого решения. В данном случае истцом соблюдалось только одно условие: он проголосовал против присоединения предприятия, однако при этом не заявлял ответчику требований о выкупе его акций.



Акционерное общество нарушило порядок заключения сделки: действителен ли договор?

Руководитель акционерного общества большую часть вопросов, связанных с ежедневной хозяйственной деятельностью, решает самостоятельно. Если возникает необходимость подписать договор на значительную сумму, либо стороной соглашения становится зависимое от директора лицо, в таких случаях потребуется получить разрешение от управляющего органа. При отсутствии необходимого одобрения, акционер может обратиться в суд с требованием признать такой договор недействительным. Как показывает судебная практика, одного факта нарушения недостаточно. Рассмотрим похожую ситуацию на примере одного судебного дела.

Основание подачи иска

В сентябре 2014 г. «Уфаавиапроект» в лице генерального директора Шангареевой Н.Х. и гражданка Шангареева Н.Х. заключили договор займа. По условиям договора гражданка предоставила Обществу беспроцентный заем в размере 2 млн. рублей. Заем был оформлен в целях осуществления выплаты заработной платы работникам «Уфаавиапроект». Передача денежных средств зафиксирована актом приема-передачи. Договором был установлен срок для возврата займа – не позднее 31.12.2014. В дальнейшем данный срок отодвинулся на 1 год на основании подписанного сторонами дополнительного соглашения.

В 2017 году Шангарева Н.Х. обратилась в суд общей юрисдикции с иском к обществу «Уфаавиапроект», в котором просила вернуть задолженность по договору займа в сумме 1 млн. рублей (1 млн. рублей был возвращен заемщиком в декабре 2014 года). Так как акционером ОАО «Уфаавиапроект» являлось АО «Технодинамика», суд привлек его к участию в процессе в качестве третьего лица.

Узнав о совершении указанной сделки, АО «Технодинамика» посчитало ее заключенной в нарушение устава общества и обратилось в арбитражный суд с иском о признании такой сделки недействительной.

11212726.jpg

Рассмотрение в суде первой инстанции не привело к положительному решению

В своем иске Общество утверждало, что заключение договора целевого займа не соответствует правилам, установленным в Законе об акционерных обществах, а сделка проведена в нарушение положений устава организации. В частности, не получено одобрение Совета директоров акционера, договор заключен между взаимозависимыми лицами, в результате оформления сделки акционеры понесли убытки.

Суд первой инстанции принял решение отказать в иске по нескольким причинам.

I. Как установлено положениями 42 главы ГК РФ, подтверждением заключения договора займа является передача денег. Заем может быть целевым и, как правило, дается на возвратной платной основе. Если условия сделки нарушены одной из сторон, потерпевшая сторона вправе потребовать уплаты процентов за неправомерное использование чужих денежных средств.

Суд, руководствуясь статьями 79 и 84 Закона об АО, не может признать требования иска об объявлении сделки недействительной, в связи с тем, что она является крупной или совершенной в интересах сторон договора, если отсутствуют доказательства причинения истцу ущерба, а также иных отрицательных последствий.

Общество не доказало, что в результате заключенной сделки действительно наступили неблагоприятные финансовые последствия для участников Общества.

Судом установлены следующие факты:

  • заем предоставлен на 2 млн. рублей, что является крупной суммой, на срок более 1 года, без уплаты процентов;
  • заем являлся целевым — для выплаты долга по заработной плате работникам организации;
  • передача денежных средств зафиксирована в соответствующем акте, также данные сведения отражены в кассовой книге и в карточках счетов аналитического учета. Истец не подвергал сомнению данные документы и не заявлял об их подделке;
  • денежные средства полностью израсходованы на выплату заработной платы, что также не оспаривает акционер. Долг перед работниками действительно имелся, а возможность его самостоятельного погашения у ответчика отсутствовала. Данные обстоятельства также не опровергнуты стороной по делу.

Доводы ответчика о причинении ему убытков вследствие взыскания в судебном порядке долга и начисленных пени, а также возложения на общество обязанности по оплате судебных расходов не приняты судом, поскольку все перечисленное не относится к убыточности самой сделки, а связано с обычными последствиями несоблюдения условий договора. Даже если бы договора не существовало, а средства были бы получены, то Общество все равно в силу закона было бы обязано выплатить проценты за использование чужих денежных средств (ст. 395 ГК РФ).

Кроме того, размер неустойки, определенный спорным договором за нарушение сроков возврата займа, составлял только 0,01% от суммы долга, что в соотношении со ст. 395 ГК РФ, является намного меньшим значением по сравнению, например, с ключевой ставкой ЦБ РФ, которая в то время составляла 10-11%, или со средним значением ставок по вкладам граждан — 7-9%.

II. Общество не приложило к материалам дела документы об избрании Совета директоров, что могло бы подтвердить факт его существования на момент заключения сделки. Кроме того, суду не предоставлены документы, указывающие на необходимость получения разрешения Совета директоров на заключение похожих сделок.

В Законе об АО (главы 10-11) содержатся правила заключения сделок, в которых стороны проявляют взаимный интерес. Так, для заключения подобных сделок требуется получить согласие совета директоров или общего собрания акционеров.

В рассматриваемом случае договор действительно относится к сделкам, в совершении которой обе стороны были заинтересованы, так как он подписан одним и тем же лицом, но с разным правовым статусом. С одной стороны — это лицо возглавляет общество, а с другой — является обычным гражданином. Также анализ уставных полномочий органов управления подтверждает, что решение о заключении договора мог принять только Совет директоров Общества. Это вытекает из следующего.

Акционерное общество «Технодинамика» владело полным пакетом акций в уставном капитале ОАО «Уфаавиапроект». В уставе, действовавшем в период совершения сделки, было указано следующее:

  • единоличный исполнительный орган руководит текущей работой Общества;
  • Совет директоров решает все вопросы о заключении, изменении или расторжении сделок, которые превышают сумму в 100 млн. рублей либо 10% от стоимости основных средств на отчетную дату, установленную до момента совершения сделки;
  • общее собрание акционеров выносит решения об одобрении сделок в установленных законом случаях.

В июне 2014 года согласно данным бухгалтерского баланса ОАО «Уфаавиапроект» общая стоимость его основных средств составляла 16 млн. рублей (т.е. 10 % от данной суммы — 1,6 млн. рублей).

Следовательно, согласие на получение займа в 2 млн. рублей не могло быть принято единолично директором ОАО «Уфаавиапроект».

Суд подтвердил, что стороны договора займа знали о требованиях устава в части получения согласия на его заключение. Ответчик не предоставил суду документы, подтверждающие направление каких-либо запросов в Совет директоров для получения разрешения на оформление займа.

Тем не менее, данных обстоятельств не достаточно, чтобы сделка была признана судом недействительной.

  1. Истцом пропущен срок для обращения с заявлением в суд.

Финансовая отчетность ежегодно сдавалась ответчиком акционеру, который ее впоследствии утверждал.

В данных бухгалтерской отчетности за 2014 год ответчиком указаны сведения о наличии займа на сумму 1 млн. рублей. Деятельность Общества была проверена аудитором, который в своем заключении указал, что все финансовые операции за 2014 год проведены законно, верно отражены результаты хозяйственной деятельности и перемещение денежных средств.

В данных бухгалтерской отчетности за 2015 год Ответчиком указаны сведения о наличии займа на сумму 1 млн. рублей. Деятельность Общества также была проверена аудитором, который в своем заключении указал, что все финансовые операции за 2015 год проведены законно, верно отражены результаты хозяйственной деятельности и перемещение денежных средств.

В то же время в пояснениях, подготовленных к бухгалтерскому балансу за 2014 и 2015 годы, в разделе, касающемся наличия задолженности по кредитам, информация о данном займе отсутствовала. Отражен лишь общий размер долга в сумме 13 млн. 179 тыс. рублей (за 2014 год) и 14 млн. 471 тыс. рублей (за 2015 г.). Кроме того, не указаны сведения о заключении сделок в данный период с взаимосвязанными участниками гражданских правоотношений.

Ссылаясь на последнее обстоятельство, истец пояснял суду, что не мог знать о заключении сделки в момент утверждения финансовых документов. Однако суд посчитал, что, обнаружив в документах несоответствия и неточности, акционер был вправе запросить дополнительные пояснения в указанной части, однако этого не сделал. Так как договор займа был заключен в 2014 году, бухгалтерская отчетность утверждена АО «Технодинамика» в 2015 году, а исковое заявление подано только в 2017 году, суд указал на пропуск срока давности.

Апелляция оставила решение суда 1 инстанции в силе

Истец не согласился с принятым решением и обжаловал его в апелляционном суде.

Доводы жалобы сводились к тому, что руководство ОАО «Уфаавиапроект» знало о необходимости одобрения сделки на получение крупного займа, что само по себе является достаточным для признания договора недействительным. Кроме того, податель жалобы указал, что в результате обращения займодателя в суд общей юрисдикции Общество несет убытки в виде оплаты процентов за использование чужих денежных средств и расходов в связи с рассмотрением дела в суде. АО «Технодинамика» не согласилось с тем, что срок подачи иска пропущен, ввиду того, что до 2017 года оно не обладало сведениями о заключенном договоре займа.

Апелляционный суд еще раз изучил документы и подтвердил правомерность выводов суда первой инстанции. В жалобе было отказано.

Краткий вывод                                

Таким образом, истцам по заявлениям, связанным с признанием сделок недействительными, необходимо не только подтвердить нарушение обязательных правил ее заключения, но и доказать, что сделка причинила значительные убытки. Если суд посчитает доказанными оба факта, решение по иску будет положительным.

Последние отзывы
о компании "1Капиталь"
  • 5

    Екатерина / 13.04.2017

    Очень благодарна за сотрудничество с вашей оценочной компанией. Работу делают профессионально и в срок. Надеемся и на дальнейшее сотрудничество. Спасибо за работу

  • 5

    Сергеев А.В. / 30.03.2017

    Результатом выполненных компанией работ удовлетворен полностью. Быстро, качественно, без какихлибо сложностей. Буду рекомендовать другим

  • 5

    Ким Н.В. / 29.03.2017

    Очень быстро, вежливо, доходчиво. Приятно сотрудничать.