Фиктивный документооборот и два миллиарда рублей

Фиктивный документооборот и два миллиарда рублей

Формальный документооборот, привлечение фирм-однодневок для сокрытия прибыли и увеличения расходов — типичные уловки для искусственного сокращения налогов. Их обнаружение при проверке — повод для наложения взысканий со стороны ФНС. Инспекция выносит решение о доначислении налогов, наложении крупных штрафов и пени. Речь идет об огромных суммах. Но если решение уже принято, отменить его будет непросто, даже через суд.

В конце 2019 года ООО «Металлопрокат» подала заявление в Арбитражный суд Московской области. Предприятие требовало признать незаконным решения ИФНС о привлечении к ответственности за уклонение от уплаты налогов (п.3 ст. 122 НК РФ). По итогам проверки фирмы ФНС постановила:
  • Взыскать штраф на сумму 300 млн. руб.;
  • Доначислить 1 млрд. руб. налогов на прибыль;
  • Доначислить НДС на 500 млн. руб.
Всего ФНС начислила 1,8 млрд. руб.

ФНС постановляет

Налоговая проверка, проведённая в 2017 году, выявила нарушения: компании вменялось уклонение от уплаты налогов в период с 2013 по 2014 годы. ИФНС приняла решение не в пользу компании. Инспекция доначислила налоги и штрафы на основании следующих выводов: 

  • В компании «Металлопрокат» создан фиктивный документооборот. Договоры комиссии, сделок не имеют связи с реальной экономической деятельностью.
  • Заявителем не ведется хозяйственная деятельность с контрагентами ООО «Невский металл» и ООО «БалтСырье».
  • Названные действия совершены с целью уклонения от налогов.
По мнению ведомства, компания неправомерно включила издержки в состав затрат для уменьшения налоговой базы по налогу на прибыль. Для этого оно создало формальный документооборот. Кроме того, компания приняла к вычету НДС по договорам с контрагентами – компаниями «БалтСырье» и «Невский металл», хотя реальных взаимоотношений между предприятиями не было.

«Металлопрокат» возражает

Компания была категорически не согласна с решением ФНС и обратилась в суд. Среди прочих, её смущали следующие обстоятельства: 
  • неполное выяснение обстоятельств дела,
  • нестыковка выводов и доводов,
  • неверное толкование положений налогового доказательства.
Выводы инспекции о фиктивном документообороте, созданном с целью снижения налоговой нагрузки, о сокрытии прибыли и наличии мнимых договоров сделок не имели под собой должных оснований. По крайней мере, по мнению дирекции «Металлопроката».

В пользу компании говорили и показания свидетелей, и первичные бухгалтерские документы. В частности, они подтверждали реальные комиссионные отношения «Металлопроката» с партнёрами ООО «Невский металл» и ООО «Балтсырьё». ФНС же считала их фиктивными и твёрдо стояла на своём. 

Немного о налогах и вычетах

Как следует из ст. 247 налогового кодекса, налогом облагается прибыль — доход за вычетом затрат. В соответствии с п. 1 ст. 252 НК, для уплаты налогов плательщик вычитает из доходов расходы — они должны быть обоснованы и документально подтверждены.

П. 1 ст. 171 НК позволяет уменьшить налоговую базу на предусмотренные законом вычеты — они предоставляются на основании счетов-фактур.

Документы, свидетельствующие о праве юрлиц на налоговый вычет по НДС, должны подтверждать совершение сделок. Как следует из ст. 9 Закона о бухучете, по каждому факту деятельности организации оформляются первичные документы. В них обязательно присутствуют:
  • название предприятия,
  • дата,
  • реквизиты предприятия,
  • наименование операции,
  • ФИО ответственных лиц и их подписи,
  • величина сделки в натуральном и денежном выражении.
У проверяющих и у суда не должно быть сомнений в достоверности первичных документов. Если выясняется, что партнёр по сделке предоставляет недостоверные сведения, и налогоплательщик знает об этом, это повод для наложения санкций. Вывод об этом знании суд может сделать по итогам анализа хозяйственных операций и оснований, по которым организация выбирает себе контрагентов.

Предприятие может получить налоговый вычет, если предоставит ФНС достоверные и полные сведения об операциях и сделках. Однако налоговая выгода не может быть предоставлена юрлицу, если оно не производит реальных операций, а его контрагенты допускают налоговые нарушения. Поэтому предприятия при выборе контрагентов обязаны проверять статус организаций в базе ЕГРЮЛ, личность учредителей и лиц, имеющих право действовать от его имени.

Разбор дела по существу

Налоговая проверка установила, что в 2013 и 2014 гг. компания закупала металлолом и отходы металлов, перерабатывала их и производила продукцию на продажу. Кроме того, она перепродавала металлолом и готовую продукцию. Контрагентами в этот период выступали ООО «Невский металл» и «БалтСырье».
Между компаниями были заключены договоры комиссии и поставки. Согласно им, «Металлопрокат» совершал от имени своих контрагентов сделки по «рециклу» металлолома. Вслед за ФНС суд признал нецелесообразность заключения этих договоров.

Продавали самим себе

К примеру, «Металлопрокат» поставил «Невскому металлу» металлолом. Затем «Невский металл» передал вторсырье обратно «Металлопрокату» в качестве давальческого сырья для переплавки, производства готовой продукции и продажи в интересах «Невского металла». По мнению суда, аналогичные операции компания вела с другим контрагентом — ООО «БалтСырьё».

ИФНС установила, что «Металлопрокат» продавал готовую продукцию третьим лицам как собственную, но в интересах «БалтСырья» и «Невского металла». Однако эти сделки не отражены у контрагентов в бухгалтерском и налоговом учете. Одновременно «Металлопрокат» на формальных основаниях не отражал доходы от продажи продукции, не платил налоги на прибыль и НДС.

Расходы контрагентов от продажи товара ими не возмещались. Комиссионные отчеты «Металлопроката» содержат информацию лишь о количестве переработанного и проданного сырья, но не об исполнении условий контрагентских договоров. Согласно комиссионным договорам, вознаграждение заявителя зависело от количества полученной продукции и переработанного металлолома.

Таким образом, «Металлопрокат» мог получать доход от переработки металлолома без переработки сырья и без продажи товара. Получается, что заявитель не был заинтересован в сделках с третьими лицами. Этот момент не согласуется со ст. 990 ГК РФ, которая гласит, что предмет договора комиссии – совершение сделок, а не переработка сырья.

Сверх того, в комиссионных договорах и в бухгалтерских документах не определен порядок выплаты комиссионного вознаграждения компании «Металлопрокат». Ее размер зависел от количества проданной готовой продукции. Но в комиссионном вознаграждении не были указаны:
  • расходы заявителя по закупке лома,
  • расходы на вспомогательные вещества,
  • траты на испытания продукции,
  • траты на транспорт, упаковку и поиск покупателей.

  Указанные расходы не отражены в бухгалтерском учете, не учитывались в качестве затрат комиссионера и не возмещались ему. То есть отношения по комиссионному договору носили чисто формальный характер. Заявитель действовал в собственных интересах. В документах сумма задолженности ООО «Металлопрокат» перед комитентами была заниженной, суммы вознаграждений нигде не отражались.

Ст. 999 ГК РФ предусматривает обязанность комиссионера отчитываться перед комитентами об исполнении своих обязательств. То есть компания была обязана предоставить отчет по сделкам с третьими лицами. Из документов следует, что ООО «Металлопрокат» не согласовывало с комитентами реализацию товара.

ФНС установила, что в документах указана отпускная цена ниже стоимости, предусмотренной комиссионными договорами. Следовательно, такая сделка не имела для контрагентов экономической ценности. При этом закупленное заявителем сырье перепродавалось ООО «БалтСырье» и ООО «Невский металл», которые возвращали его в качестве давальческого материала. Фактически лом металлов никуда при этом не перемещался: он оставался на территории заявителя.

Налоговая проверка выявила, что ООО «Металлопрокат» понесло убытки от переработки вторсырья в размере 15 млн. руб. Это произошло вследствие отсутствия порядка расчета за услуги комиссионера, причём затраты на переработку металла были выше комиссионного вознаграждения.

После получения металлолома от контрагентов готовая продукция им же и продавалась. Переработка и реализация продукции осуществлялась на одних и тех же территориях. На основании указанных фактов ФНС пришла к выводу, что заявитель сам у себя выкупал готовую продукцию. Договоры с обществами «БалтСырье» и «Невский металл» были фиктивными, сделки – мнимыми. Вся схема была создана для ухода от уплаты налогов.

Мнимые сделки и формальный документооборот

ООО «Металлолом» создало формальный документооборот, чтобы не отражать выручку и показать в документах увеличение расходов. ООО «Невский металл» и ООО «БалтСырье» были созданы перед заключением комиссионного договора с заявителем и сдавали нулевую отечность. После завершения взаимоотношений с обществом «Металлопрокат» обе организации прекратили деятельность.

По указанным в ЕГРЮЛ адресам компании отсутствовали. Их фактическая деятельность велась на адресе ООО «Металлопрокат». Сотрудниками фиктивных компаний выступали работники «Металлопроката». ФНС установила, что они совмещали работу в двух компаниях. Однако, согласно банковским выпискам, зарплату от контрагентов они не получали.

Суд ставит точку

Рассмотрев дело по существу, суд установил, что реальных взаимоотношений между обществами «Металлопрокат», «БалтСырье» и «Невский металл» не было. Между ними был создан фиктивный документооборот, позволивший заявителю получать необоснованную налоговую выгоду. ООО «Металлопрокат» неправомерно применял налоговые вычеты по НДС и уменьшал налоговую базу.

После перепроверки всех фактов и документов суд встал на сторону ФНС и оставил решение без изменений. В итоге компания «Металлопрокат» должна выплатить государству 1,8 млрд. руб.

25.03.2020
Вы нашли решение в нашей статье?

Заявка на услугу "Налоговые споры" Подробнее об услуге "Налоговые споры"

Отправьте заявку на услугу и получите скидку 3%

Есть вопросы? Поможем! (812) 385-05-33 ежедневно с 9:00 до 18:00

Возврат к списку